Пресса фестиваля

Пока есть любовь, театр жив (2016)

В Белгороде прошёл фестиваль «Актёры России – Михаилу Щепкину»

По нынешней осени, как всегда, урожай театральных фестивалей. Во Владимире, Костроме, Калуге, в Липецке и Сочи почти одновременно. Иные коллективы – любители фестивалей – надолго уезжают из дома, кочуя «из Керчи в Вологду», собирают дипломы, расширяют аудиторию зрительских контактов.

Пока есть любовь, театр жив
«Дядя Ваня». Премьера белгородцев прошла с успехом

В Белгороде – десятый юбилейный фестиваль «Актёры России – Михаилу Щепкину», который с завидным постоянством проводится вот уже 28 лет! Фестиваль, отличный от всех других своей привязанностью к знаменитому земляку и преданностью завещанным Михайло Семёновичем из села Красного, что на Белгородчине, на реке Пенке традициям: «Священнодействуй или убирайся вон!» Русская классика в бережной уважительной трактовке… Глубинные смыслы в неприкосновенности и в сохранении их от вульгарных модных изысков. Лучшие спектакли лучших театров России, СНГ, с лучшими актёрскими работами. А такой любви к театру я, пожалуй, нигде не встречала.

Слово многолетнему, неизменному на все годы художественному руководителю фестиваля, вот уже 43 года директору Белгородского академического театра драмы Виктору Ивановичу Сло­бодчуку:

– Наш фестиваль последователен и верен своим идеям. Также неизменно повторяются и обвинения в наш адрес: мы, дескать, консервативны, не любим нового. Но это мы первые в России поставили никогда прежде не видевшую сцены пьесу Льва Толстого «Заражённое семейство» (спектакль в театре идёт под названием «Заворожённое семейство»), это наша постановка «Горе от ума» стала пронзительным спектаклем о молодых и о любви, невозможной в мире расчётов и условностей.

Лучшие режиссёры страны, приглашённые для постановок в театр, – Владимир Андреев, Борис Морозов, Семён Спивак, Валерий Белякович, Юрий Иоффе – ставят у нас спектакли без всяких скидок на провинциальность, и получаются сильные своей человечностью и высоким художественным достоинством работы. Мы ищем молодых талантливых режиссёров, не боясь экспериментов, новизны, как было в своё время с «Ромео и Джульеттой» Михаила Мокеева, с «Весенней грозой» Теннесси Уильямса и пушкинской «Метелью» в постановке Александра Огарёва. Мы стараемся использовать всю палитру художественных возможностей, стилей, направлений современного театра, а с помощью фестиваля знакомим своих зрителей с тем, что есть самого интересного у театров-коллег.

1-2-44.jpg

– А есть то, что неприемлемо для вас, чего никогда не будет у вас ни в репертуаре, ни в фестивальной афише?

– Спектаклей модного нынче в столице режиссёра Богомолова точно не будет. Мата на сцене, голых артистов и артисток, секса не будет. Но среди спектаклей МХТ имени Чехова мы нашли то, что нам показалось интересным для Белгорода, уже, увы, посвящённого памяти великого русского писателя Виктора Астафьева по его рассказам «Пролётный гусь» и «Бабушкин праздник».

Об этом давнишнем столичном спектакле «Пролётный гусь» много писали. И всё-таки несколько слов о нём, как он шёл в Белгороде… Скромная неприметная Русь на сцене: деревянные столы и скамьи, протяжные песни, горькие судьбы… Вернулись с войны случайно встретившиеся в поезде Марина с Данилой, вышли на первом попавшемся полустанке, здесь и жизнь прожили в чужом доме, общую, короткую, так и не сумев вырастить, сберечь сына, а потом потеряв кормильца от скоротечной чахотки; была семья и нет, на корню вывели.

Вторая часть – «Бабушкин праздник» – повеселее, деревня празднует, веселится, как всегда, у Астафьева, в России, с тем же горьким привкусом «пролётности» бытия, поминки по ушедшим временам и людям, как говорит о своём замысле режиссёр Марина Брусникина.

В спектакле МХТ нет «мусора» и лишних красивостей. Его герои, артисты прекрасны, наполнены внутренним чувством, замечательно умелы. Нет модных расхожих имён. Никаких скандальных примет современности.

Это и есть настоящий театр!

Снова – слово Виктору Ивановичу Слободчуку:

– В этом году фестиваль юбилейный. И нам, как никогда, было важно предъявить главные принципы фестиваля, нестареющие, неотменимые. Лучшие с нашей точки зрения театральные образцы – не продукты и не проекты, как теперь говорят, а спектакли! И чтобы оставлять людям надежду. Свет. Веру. Не унижать человека.

Мы часто слышим сейчас: экономика, производство, рынок – главное. Новации, инновации, развитие… – под аккомпанемент этих слов оживились разрушители театра. Одну задачу взяли на вооружение: сократить расходы театров, уменьшить им дотации… Слышу: повышайте цены на билеты! Не будем, нельзя. Разве жизненный уровень повысился? А детей с родителями разве можно отпугнуть от театра? Одни дети в детском саду смогут пойти в театр, а другие – нет… Спасибо, что на Белгородчине просвещённый губернатор Евгений Степанович Савченко, он не бросает, помогает театру, вот попечительский совет учредил театру во главе с мэром города Константином Алексеевичем Полежаевым, там богатые люди, члены совета ещё доплачивают актёрам. Нельзя забывать, что актёры – главные люди в театре. Они выходят на сцену. Наш Щепкинский фестиваль им посвящён, актёрам. Задача театра – не подвести свою Белгородчину. Жить и работать достойно. Людям на радость.

Очень важным гостем и участником юбилейного фестиваля был Севастопольский академический ещё с советских времён театр драмы имени Луначарского, который недавно возглавил московский режиссёр, ученик Марка Захарова Григорий Лифанов.

Когда я как член экспертного совета фестиваля приветствовала театр и сказала со сцены, что во все времена в Севастополе был русский театр, а теперь он снова стал российским, зрительный зал взорвался аплодисментами, и долго стоя приветствовал коллектив театра-побратима. Но их приезд совсем не только акт политики. А искусство! Если бы спектакль не был талантливым, им нечего было бы делать на белгородском фестивале.

Поразительно «живым» звучал в их исполнении старый, стопятидесятилетней давности текст А.Н. Островского! Вот уж неумирающе живучим представлено здесь «крапивное племя» чиновников, даже усиленное нотками, при­внесёнными сюда из Салтыкова-Щедрина. Коллективный портрет одинаково зелёных мундиров с длинными гусиными перьями, «загребущими» руками, пузатым всесильным Юсовым – артист Анатолий Бобёр, вездесущим Белогубовым – Александр Порываев, неприкаянным Жадовым – Евгений Овсянников. И не надо, оказывается, переодевать героев в современные платья.

В.И. Слободчук жалуется:

– Каждый фестиваль зарекаюсь уложить в 6–7 дней. Не получается. Слишком много «хороших и разных» театров хотят к нам приехать. И на сей раз фестиваль длится 10 дней. Как не принять столичные театры – имени Маяковского со спектаклем «Отцы и сыновья» по роману Тургенева, поставленный Леонидом Хейфецем, или легендарного «Холстомера» с автором пьесы и режиссёром Марком Розовским? Или театр Et Cetera под руководством Александра Калягина с ещё одной вечной пьесой Островского «Сердце не камень»? К нам приезжают со своими спектаклями художественные руководители московских и питерских театров, особенно близкие, родственные белгородскому театру, работающие с нашими актёрами. Борис Морозов привёз премьеру ЦАТРА «Царь Фёдор Иоаннович», Семён Спивак приехал со своими «Тремя сёстрами», он сейчас начал репетировать в Белгороде «Идиота», актёры упоённо рассказывают об их репетициях…

Трудно измерить силу аплодисментов, сравнивать успех разных спектаклей, но, как мне показалось, особенно долго аплодировали зрители спектаклю «История лошади» столичного театра «У Никитских ворот». Неумирающая гениальная толстовская повесть, эхо легендарного спектакля Г.А. Товстоногова, автором пьесы, композитором и сорежиссёром которого тоже был Марк Розовский. Кажется, невозможным переиграть Евгения Лебедева и Олега Басилашвили в БДТ, но ведь Владимир Юматов и Денис Юченков не боятся сравнений и замечательно представляют своих главных героев. А какие потрясающие жеребец Милый у Игоря Скрипко, наглый и обольстительный, конюх Феофан – Юрий Голубцов, человек и от людей, и от лошадей. Все мы – немножко лошади.

На ежевечерних посиделках, а это тоже часть фестиваля, где встречаются приехавшие артисты с местными, хозяевами, люди сцены с членами жюри, где идут споры и обсуждения, провозглашаются тосты, как же без них?! Здесь я виделась в последний раз с единственным нашим настоящим учёным в сфере театра, создавшим свою школу Дадамяна, профессором ГИТИСа, воспитавним практически всех театральных директоров страны, талантливым, несравненным, обожаемым Хачиком, Геннадием Григорьевичем. На днях его не стало. Вечная ему память!

После своего спектакля Розовский сказал, что в Белгороде, в театре и на фестивале, проходит линия фронта, здесь оказался передовой рубеж борьбы за психологический русский театр. Здоровые силы театра должны объединиться друг с другом. Выстоять. Не сдать свои позиции.

– К счастью, давно ушло деление театров на провинциальные и столичные, – продолжает В.И. Слободчук. – По территориальному принципу искусство не различается, талантливое и бездарное – удел общий. И всем одинаково надо понимать: в непростые времена, которые мы переживаем, в пору перемен и одновременно глобализации, унификации и, что особенно важно понимать, потребительства и всеобщего рынка, купли-продажи, искусство, духовность, высокие традиции русского театра, завещанные нашим земляком Щепкиным, должны выстоять, не сдаться, расцветать.

Фестиваль в Белгороде – это всегда безупречная организация, которую обеспечивает штаб администраторов во главе с бессменным его директором Ириной Богусевич. И это тоже особенность именно белгородского фестиваля.

Лучшим актёрам – участникам фестиваля были вручены почётные дипломы. Завершали фестиваль спектакли хозяев, белгородцев: «Пигмалион» и премьерный их спектакль «Дядя Ваня», для постановки которого был приглашён М.Г. Розовский.

В последнее время стала бояться «смелых» режиссёрских новаций, неузнаваемой классики. И обрадовалась подчёркнутой скромности белгородского чеховского спектакля.

Все молодые, красивые, заслуживающие счастья, но лишь теряющие надежды, иллюзии молодости, веру в будущее. «Пропала жизнь», – говорит дядя Ваня. Щемит сердце за вечное русское несчастье лучших из нас...

P.S. На фестивале было объявлено, что Старооскольскому театру для детей и молодёжи, который играл здесь спектакль «Когда мне было 8 лет...», присвоено имя знатного земляка Бориса Равенских, выдающегося советского режиссёра. А дочь его Александра Равенских выходила на сцену в спектакле «Отцы и сыновья» и получила актёрский диплом. И всё это — Белгородский фестиваль!

17.11.2016, 435 просмотров.

  • 75 лет
  • Bus.gov
  • белпресса
  • Год памяти
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры