Пресса фестиваля

"Слышать любовь, ненависть и всю биографию человека..." (2005 г.)

С 15 по 24 октября в Белгороде проходил VI Всероссийский театральный фестиваль "Актеры России - Михаилу Щепкину".


На итоговой конференции фестиваля критик Николай Жегин заметил: "В оценке любого фестиваля у меня есть две мерки: как выглядит он в театральном пространстве России и как звучит в городе". Что ж, сегодня можно смело констатировать, что на театральной карте нашей страны фестиваль "Актеры России - Михаилу Щепкину" стал заметной точкой. Единственный в России фестиваль актерских работ входит в число самых стабильных и авторитетных театральных форумов и создает Белгороду репутацию фестивального города. Сам факт участия в программе прославленного Большого драматического театра им.Г.Товстоногова или приезд патриарха российской театральной сцены Владимира Зельдина, - согласитесь, говорит о многом.

Ну а как звучит фестиваль в Белгороде, можно судить и по тому, что билеты на иные театры были раскуплены через три часа (!) после открытия кассы БГАДТ, и по тому, что все спектакли шли при аншлагах, и по тому, как чутко ловил зал каждое слово, звучавшее со сцены. И это неудивительно, ибо как сказал тот же Н.Жегин, "зритель хочет видеть живого актера на сцене, в его голосе, обертонах слышать любовь, ненависть и всю биографию человека".

"Лучший спектакль фестиваля и один из лучших спектаклей Бориса Морозова", - так охарактеризовала критика спектакль БГАДТ им. Щепкина "Горе от ума", открывший фестивальную программу. Отмечалось и то, что Б.Морозову удалось найти тему спектакля внутри самой пьесы, наполнить спектакль живым дыханием, сегодняшним, динамичным ритмом и современным звучанием, создать гармоничный ансамбль, в котором яркие, рельефные, интересные образы ярко, рельефно, интересно воплощают и народный артист России Н.Черныш (Фамусов), и заслуженный артист России В.Стариков (Скалозуб), и артист И.Ткачев (Чацкий)...

Но одно дело, когда у театра в "союзниках" роскошная классическая драматургия и совсем другое, когда она хромает на обе ноги, как в случае с «Русской рулеткой» В.Павлова в постановке А.Морозова (Тольяттинский драматический театр "Колесо" им.Г.Дроздова). Пьеса, начинающаяся с выяснения вопроса: было или не было то, что бывает с мужчиной и женщиной, проснувшимися в одной постели, по мере вялого развития действия пытается охватить круг глобальных проблем. Это и отношения отцов и детей, и судьбы страны, и существование человека в Боге и вне Его... В результате устроенного драматургом сеансом доморощенного психоанализа извлекаются на свет из тайников памяти детские обиды, застарелые комплексы, нерешенные личностные проблемы. Но ни одна линия не имеет логического завершения - все очень пунктирно и маловразумительно. Человеческая история, судьба персонажей не прописаны, потому и не читаются. И дуэту хороших актеров - заслуженной артистке России О.Самарцевой и заслуженному артисту Татарстана Н.Козаку - трудно наполнить ходульные образы и банальные ситуации живым биением сердец. Видимо, поэтому в их исполнении преобладает мелодраматическая аффектация.

И какие живые, крупные, глубокие, народные характеры увидели зрители в спектакле "Прощание с Матёрой" Иркутского ТЮЗа им.А.Вампилова (автор сценической версии режиссер А.Ищенко)! Неторопливо, подробно, просто "сказывается" трагическая история, которая сегодня воспринимается как страшное пророчество. Потрясающая актриса играет Дарью, заслуженная артистка России Л.Стрижова. Мощный, сильный духом, стоический характер эдакого "протопопа Аввакума в юбке" рисует она.

В сдержанной суровости исполнения столько боли, страдания, отчаянья, что эмоциональная волна, исходящая от актрисы, захлестывает зрительный зал. Естественность проживания Л.Стрижовой судьбы героини проявляется в мельчайших деталях. Вот Дарья тяжело опустилась к воде, зачерпнула в горсть и так узнаваемо, по-бабьи, сложила губы, потом совсем по-деревенски закусила кончик платка и, сдерживая рыдания, взявшись за сердце, медленно пошла. А вот в эмоциональном порыве ткнулась головой в плечо кровиночке-внуку, и, точно устыдившись слишком открытого проявления чувств, тут же наградила его увесистым ударом тяжелой руки в другое плечо. В богатой голосовой, интонационной партитутре роли Дарьи звучат и пророческий гнев, и горькая ирония, и требовательная любовь, и беспредельная жалость к человеку, который так мал перед Богом.

В полифонии спектакля, главную тему которого ведет Л.Стрижова, столь же гармонично звучат и остальные голоса. Актерский ансамбль здесь именно "ensemble," "вместе", где каждый взгляд и жест принимается и поддерживается партнером. Как, например, в сцене отъезда Настасьи (засл.арт. России Н.Ольхова) и деда Егора (засл.арт. России В.Елисеев). Причитая, старуха разговаривает с вещами, решает, что взять, что оставить, берет в руки половичок и, натыкаясь на укоризненно-обреченный взгляд мужа, относит тряпку обратно. И предельно понизив тон, упавшим голосом спрашивает: "Может не поедем, Егор?"

Хороши, ах, хороши и другие старухи Приангарья - мучающаяся любовью к непутевому сыну и стыдом за него Катерина (арт.Л.Попкова); прячущая за гордой невозмутимостью острую боль Тунгуска (засл.арт.России Г.Проценко); тихая, светлая, покорная судьбе Сима (засл.арт.России Л.Почаева). Кстати, внука Симы на фестивальном показе спектакля сыграл белгородский мальчик Володя Велитченко (его иркутский "коллега" накануне отъезда сломал руку). И юный артист очень органично вошел в ансамбль и проникновенно исполнил роль молчаливого ангела-агнца Коляни.

Об этом спектакле хочется написать еще так много! О его лаконичной красоте, созданной "деревянным" оформлением, об очень точном, обусловленном настроением эпизода, чередовании статуарности и динамики в режиссерском построении мизансцен, о музыкальной партитуре, в которой сливаются и женский вокализ-плач, и набирающая силу прекрасная народная песня, и молитва, и набатный колокольный звон. И, конечно, снова и снова - о пронзительно-высокой эмоциональной ноте спектакля, которая уверена, до сих пор звучит не в одном зрительском сердце.

Почему не затрагивает сферу чувств, не оставляет ощущения театрального послевкусия "Дом, где разбиваются сердца" Б.Шоу в постановке Большого драматического театра им.Товстоногова? Ведь, кажется, в нем все просчитано - рассчитано с алхимической точностью. Великолепный образ дома - хрупкой стеклянной оранжереи придумал народный художник Грузии Г.Алекси-Месхишвили. Музыка Г.Канчели очень красива и по-настоящему драматична. Костюмы, свет - все демонстрирует высочайший профессиональный уровень. А какую тонкую, кружевную ткань спектакля плетут знаменитый режиссер, народный артист России и Грузии Т.Чхеидзе и актеры БДТ! Каждый образ решен точно, ярко, интересно. Все линии актерского взаимодействия прочерчены безупречно. Культура и техника исполнения - великолепны. Наконец, спектакль, весьма долгий и "разговорный", сдобрен необходимой долей юмора, иронии и парадоксальности. И несмотря на все это театральное пиршество, со спектакля уходишь "не солоно хлебавши". Изысканные фантазии в русском стиле на английские темы не потревожили душу, не разбили и не согрели сердце. Как заметил на обсуждении критик В.Подгородинский, "холоднокровное отношение заставило существовать отдельно зрителей и отдельно актеров". Н.Жегин в оценке спектакля прибег к такому образному сравнению: "Накрошили в кастрюлю и то, и другое, и третье. Только огонь забыли развести". И это тот случай, когда с авторитетами поспорить трудно...

Спектакль "Валентина" (по пьесе А.Вампилова "Прошлым летом в Чулимске") поставил в Республиканском театре белорусской драматургии главный режиссер Иркутского ТЮЗа А.Ищенко. И снова, как в "Прощании с Матёрой" ему удалось, теперь уже с белорусскими актерами, взволновать публику высоким напряжением чувств, истовостью и искренностью прочтения. Спектакль шел на белорусском языке в зрительном зале института культуры, и молодая публика, несмотря на некоторые "трудности перевода", воспринимала его с живым интересом, чутко откликалась на вампиловские нравственные вопросы.

Да, увы, в спектакле робко прозвучало тема духовного возрождения человека - исполнитель роли Шаманова В.Щербаков рисует своего героя слишком сытым и причесанным и очень слабо обозначает момент его "открытия" Валентины. Актриса Е.Прохорова в роли Валентины подкупает естественностью, цельностью, чистотой образа, но ей чуточку не хватает динамики в его построении и точных, важных акцентов. Однако в белорусском ансамбле есть артисты, которые своим опытом мастерства, энергетикой держат спектакль, создают мощные контрапункты основной линии действия. Это актриса Г.Чернобаева в роли Анны, убедительно, правдиво играющая женщину с "историей", и народный артист Республики Беларусь Г.Гарбук - потрясающий Еремеев. Старик-эвенк запоминается негромким говором с характерными интонациям, семенящей, будто виноватой походкой, естественностью природного, таежного человека, искренне не понимающего, как можно верить бумажке, а не человеку. Небольшая, но такая яркая, пронзительная роль, пожалуй, одно из немногих открытий Артиста на фестивале актерских работ.

Спектакль Российского академического театра драмы им.Ф.Волкова (г.Ярославль) вызвал восторженный прием публики и неоднозначную оценку критики. "Люрекс и блеск здесь переходят грань, становясь режиссерской пошлостью. Режиссер Сергей Яшин строит отношения внутри спектакля, ориентируясь на современность. И это не только достоинство спектакля, но и его недостаток", - заявила на обсуждении критик А.Кузнецова. Возможно, кому-то помешали "люрекс и блеск", а для кого-то они стали яркой художественной метафорой стремлений Лидии Чебоксаровой. Впрочем, там еще были райские птички и бабочки - существа прекрасные, хрупкие, эфемерные. Наверное, такой была душа Лидии, пока не оказалась развращенной и порабощённой духом «бешеных денег». Капризная, избалованная, эгоистичная Лидия - старшая сестра нынешним героиням светской хроники, отважным охотницам за обладателями тугих кошельков. О, как Лидия изнемогает в вожделении, лишь только замаячит перед ней призрак богатства, и как неловка, беспомощна, неопытна она в обольщении собственного мужа! Молодая актриса И.Шейдулина обладает странным обаянием, в котором манерная холодность может легко сочетаться с животной страстностью, а победительная сексуальность с незащищенной женственностью.

Духовный мир Лидии, конечно, ущербен, но не менее ущербен мир и честного нувориша Саввы Василькова. В спектакле это ярко, зримо, эффектно подчеркивается дьявольской пляской людей с бухгалтерскими счетами, "дирижирует" которой молодой купец. Очень убедителен в роли Василькова артист Н.Шрайбер: богатая фактура, мужская силища и - детская наивность, восторженная влюбленность в красоту Лидии. Удасться ли Савве вставить тему "в бюджет"? Возможно. Но будет ли полноценна и радостна его жизнь без поэзии, фантазии, красоты? Без райских птичек и бабочек? Ах, как неоднозначно решают этот вопрос Сергей Яшин и ярославский театр!

Липецкий государственный академический театр драмы им. Л.Толстого привез на фестиваль спектакль, посвященный к 60-летию Победы - "Пропавшие без вести" (режиссер - нар. арт. России В.Пахомов). Интрига показа состояла в том, что автор пьесы, Константин Щербаков, является председателем экспертного совета фестиваля "Актеры России - Михаилу Щепкину". И, несмотря на уважение к коллеге и важность темы, спектакль получил весьма нелестную оценку критики. "К удачам этот спектакль не отнесешь, - сказала А.Кузнецова, - и в драматургии, и в режиссуре, и в игре - штампы, торжество вторичности". От себя добавлю: этот спектакль вполне имеет право быть в репертуаре театра (тем более, что в нем играют ученики В.Пахомова, студенты III курса РАТИ), но в афише фестиваля лучших актерских работ его присутствие более им сомнительно.

Впервые участвовал в программе белгородского фестиваля Рязанский государственный областной театр драмы. И, надо сказать, выбор спектакля для показа казался очень интересным и актуальным - "Последние", одна из лучших пьес М.Горького. Увы, спектакль главного режиссера театра, заслуженного деятеля искусств России Ж.Виноградовой скорее разочаровал, нежели порадовал встречей с незаслуженно забытой драматургией Горького. Самый главный режиссерский просчет - в спектакле нет главного героя, Ивана Коломийцева. Нет в исполнении артиста В.Никитина фигуры страшной и трагической, нет объема, масштабности образа, средоточия человеческих пороков, тирана с наклонностями лицедея. А раз нет этого - социально-психологическая драма скукоживается до мелодрамы, напряженный накал страстей от столкновения идей и характеров низводится до пошлой аффектации. И второй просчет - пространство спектакля не заполняется действием, не обживается артистами. В мизансценах преобладает картинная (и ничем не обусловленная!) статуарность, и это однообразие приемов, отсутствие динамики, темпоритмическая рыхлость делают спектакль зрелищем довольно архаичным и ничуть не затрагивающим сегодняшние "болевые точки". Обидно. Тем более, что в рязанской труппе есть замечательные артисты с очевидным потенциалом - Т.Петрова (Софья), нар. арт. России С.Леонтьев (Яков), нар. арт. России Б.Артонов (Лац), Н.Короткова (Надежда), Н.Моризненко (Любовь)...

"Человек из Ламанчи" Центрального академического театра Российской Армии подарил публике яркий театральный праздник. Поставленный заслуженным деятелем искусств России, народным артистом Азербайджана Ю.Гусманом в популярном жанре мюзикла спектакль сочетает стремительную динамику массовых сцен, изобретательность в решении сценического пространства с пронзительными драматическими монологами и отчетливо звучащей высокой романтической интонацией. Артисты ЦАТРА демонстрируют великолепное владение хореографией и вокалом, а играющая Альдонсу-Дульсинею эстрадная звезда, народная артистка России и Грузии Т.Гвердцители - незаурядный драматический талант.

Но центр спектакля, конечно же, народный артист СССР Владимир Зельдин. Перевоплощаясь из Сервантеса в Дон-Кихота, а потом снова в Сервантеса, 90-летний артист выступает во всем блеске своего многогранного дарования. Владимир Зельдин не только мастерски, убедительно создает драматические образы, но и с удивительной легкостью танцует, прекрасно справляется с непростой вокальной партией, обнаруживая молодой почти нетронутый годами, голос. Столичная театральная журналистика назвала бенефисную роль патриарха сцены феноменом, не поддающимся театроведческим оценкам. Что ж, оценкам, может быть, он и не поддается, а вот объяснению - вполне. Рыцарское служение театру, донкихотская преданность профессии и священное отношение к ней помогают артисту петь, танцевать, ослепительно улыбаться, умирать, воскресать и убедительно произносить романтически приподнятые монологи о чести, достоинстве, долге и совести.

VI Всероссийский театральный фестиваль "Актеры России - Михаилу Щепкину" завершен. Каким будет VII фестиваль, - об этом его организаторам нужно думать уже сегодня. Будет ли он расширять географию, вводить номинации и специальные призы, знакомить с неизвестными широкой театральной публике коллективами, представлять не только русскую психологическую школу, но и авангард, - все это может быть предметом обсуждения. Бесспорно одно - в каждом спектакле Щепкинского фестиваля зрители должны видеть актерские работы нерядового уровня, роли, достойные памяти того, чье имя носит фестиваль.

Наталья ПОЧЕРНИНА.
Газета «Смена», 2005 год.

30.11.-1, 703 просмотра.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Год театра
  • Госуслуги
  • Управление культуры