Пресса фестиваля

Эхо фестиваля: Подношение Михаилу Щепкину (2011 г.)

В обилии театральных российских фестивалей порой трудно не запутаться, но есть среди них те, которые отличаются «лица необщим выраженьем» и четко сформулированной идеей, ради которой они и создаются. Один из таких - главный театральный форум - фестиваль «Актеры России - Михаилу Щепкину» в Белгороде. Это - фестиваль-посвящение, фестиваль-подношение великому артисту от российских собратьев.

Впрочем, в последние годы фестиваль существенно расширил свои границы, включив в программу спектакли театров ближнего и не такого уж ближнего зарубежья: ведь школа русского психологического театра не только широко известна, но и глубоко почитаема во всем мире, немало артистов из других стран учились в отечественных театральных училищах и впитали в себя основы этой школы.

Фестиваль в Белгороде проводится в начале октября — золотая осень, разноцветные листья деревьев, пригревающее напоследок солнце... Все это создает атмосферу праздника и радости, а первые же штрихи вносят в эту атмосферу гостеприимные хозяева — художественный руководитель Белгородского государственного академического драматического театра им. М.С. Щепкина Виктор Слободчук и его команда: эти люди делают все, чтобы каждому приезжающему театру были созданы самые благоприятные условия для жизни и творчества, чтобы все гости фестиваля чувствовали себя максимально комфортно.

Фестиваль открывали сами хозяева, Белгородский театр показал два спектакля — «Вишневый сад» А.П.Чехова в постановке Бориса Морозова и «Куклы» испанского драматурга Хасинто Грау в постановке Валерия Беляковича. Я много лет знаю и люблю этот театр, высоко ценю мудрую политику В.И. Слободчука, приглашающего на постановки самых разных режиссеров и не страшащегося максимально расширить привычный традиционно-психологический репертуар театра. И именно в сопоставлении двух этих, таких непохожих спектаклей, особенно отчетливо можно увидеть разнохарактерность актерских дарований и умение артистов любых поколений одинаково органично существовать в полярно противоположных предлагаемых обстоятельствах.

«Вишневый сад» — спектакль тонкий, нежный, печальный. Замечательный сценограф Иосиф Сумбаташвили создал на сцене совершенно особый мир: стены старой усадьбы, сквозь которые словно проступают очертания вишневого сада — некий образ человеческой памяти, фантомной боли, воплотить которую зримо невозможно, но которая ни на миг не оставляет душу, тревожит ее, заставляя болеть и сгорать... Брат и сестра, Раневская (глубоко и мощно играет ее Марина Русакова) и Гаев (Виталий Стариков органично и сильно существует в образе стареющего ребенка, упрямо не желающего расставаться со своими детскими пристрастиями и капризами), в сущности, давно уже расстались с усадьбой, знают ее судьбу, но вопреки всему продолжают цепляться за иллюзии спасения, потому что здесь, в этих стенах, в этом саду, происходило все самое чистое и лучшее в их жизни. Здесь они были полны надежд и мечтаний о новой и прекрасной жизни. Но утонул мальчик, сын Раневской, не стало родителей, вишня перестала приносить доход — «секрет забыли», и уже не за что больше цепляться, а все же... все же...

Так мечтают сегодня о новой жизни Аня (Нина Кранцевич) и Петя (Андрей Манохин), влюбленные, полные надежд на будущее, но ведь и их будущее определено, и их ждет тоска по несбывшемуся. И Симеонов-Пищик, блистательно сыгранный Игорем Нарожным, раздаст все свои долги и — что дальше? Новые долги или горечь по промелькнувшей в суете жизни?

Но все они «мечены» горькой и печальной, без следа уходящей жизнью... И только Лопахин (изумительная работа Дмитрия Гарнова!), словно знак иной реальности, существует в этом спектакле. Он перековывает себя, прежнего мужичка с разбитым носом, в богатого и уверенного в себе человека, он — созидатель, которому просто недосуг тосковать по прошлому. Но и его ждет крах — мы слишком хорошо знаем историю, в которой очень скоро попадут под топор не только вишневые деревья, но и Лопахины. И может быть, топором этим взмахнет лакей и хам Яша, объемно сыгранный Игорем Ткачевым...

Непривычен в этом спектакле и Фирс (Алексей Огурцов) — не слабый, умирающий человек, заколоченный в старом доме, а старик, который еще хочет жить, потому и бьется в закрытые двери и ложится на пол не умирать, а ждать, когда в дом войдут и выпустят его.

Точный, верный лучшим традициям русского психологического театра, этот спектакль бередит душу. А рядом существует совершенно другая краска этого театра — спектакль «Куклы», яркое театральное зрелище, построенное во многом на изысканной пластике (режиссер по пластике Андрей Манохин, колоритно играющий куклу Херувима), на музыке цирка Дю Солей, на выразительной игре артистов Игоря Ткачева (Пигмалион-1), Виталия Бгавина (герцог Альдукар), Эвелины Ткачевой (Аурелия), Дмитрия Гарнова (Брандахлыст), Вероники Васильевой (Помпонина), Антона Йовчева (Хуан-Болван), Павла Рыжикова (капитан Мамона). Очень интересны и антрепренеры (Владимир Володин, Игорь Нарожный, Алексей Огурцов, Андрей Зотов), и артисты репертуарного театра, восстающие поначалу против кукольного шоу (Андрей Терехов, Михаил Новичихин, Дмитрий Евграфов), которые, являясь людьми, внезапно приобретают черты кукол. И становится страшно от того, что все мы, в сущности, куклы, которыми кто-то управляет.

Этот спектакль современен и актуален с точки зрения наших споров о новых формах и нужности-ненужности традиций, и в нем отчетливо слышится позиция режиссера и позиция труппы Белгородского театра в отношении современного искусства. А есть ли что-то дороже твердой позиции сегодня, в эпоху отказа всех от всего?..

К сожалению, спектакль Одесского академического русского драматического театра «Чайка» А.П. Чехова (режиссер Алексей Литвин) много «потерял» по дороге от Одессы до Белгорода: ушла энергетика, глубина размышлений, верность интонации. И остались лишь блистательно сыгранные роли Сорина (Олег Школьник) и Тригорина (Юрий Невгамонный). Жаль! Только месяц назад я видела этот спектакль на Одесском фестивале, и там, дома, он производил впечатление сильное и волнующее.

Особый «раздел» фестивальной программы составили московские спектакли: «Дракула» Театра на Юго-Западе, «Правда — хорошо, а счастье лучше» Малого театра, «Зойкина квартира» МХАТ им. А.М. Горького и «Одноклассники» Театра Российской армии, но об этих работах говорилось в разное время на страницах журнала. Здесь же отметим, что приезд гостей из столицы доставил немало удовольствия белгородским зрителям.

Спектакль Владимирского академического областного драматического театра «На всякого мудреца довольно простоты» А.Н. Островского поставлен Сергеем Морозовым заостренно-современно. И дело не только в костюмах персонажей, а в ритме, в самом нерве спектакля, так поразительно совпадающего по своим мыслям с днем сегодняшним. И хотя подобное прочтение Островского порой грешит приблизительностью, нельзя не отметить блистательные актерские работы, создающие подлинное ощущение пира: совсем юного Александра Аладышева (Глумов), Галины Ивановой (Глафира Климовна), Николая Горохова (Мамаев), Любови Гордеевой (Мамаева), Михаила Асафова (Крутицкий), Ларисы Корягиной (Турусина), Анны Лузгиной (Манефа)...

После того, как год назад Костромской государственный драматический театр блестяще выступил на Калужском фестивале со спектаклем «Слуга двух господ» К.Гольдони в постановке Сергея Кузьмича, от его же спектакля «Укрощение строптивой» Шекспира ждали очень многого. Но ожидания, увы, не оправдались: сценография и костюмы Елены Сафоновой оказались настолько избыточными, что во многом «задавили» мысль режиссера и явно не способствовали актерской игре. Любовь ушла на далекий план, и остались в памяти от спектакля лишь несколько ярких, выразительных сцен, сыгранных Ниной Мавриной (Катарина) и Дмитрием Рябовым (Петручио) словно вопреки режиссерскому замыслу. А общее впечатление оказалось довольно расплывчатым.

Театр для детей и молодежи из Старого Оскола покорил и взволновал сценической композицией Семена Лосева «Женя, а вы знаете...» по стихам и песням на стихи Евгения Евтушенко. Театр возвращает старшему поколению одно из забытых знаковых имен, а в молодежи пробуждает неподдельный интерес к тому времени, чему способствуют не только стихи, но и хроника середины XX века со всеми ее партийными решениями и четко определенными критериями, понять которые сегодня непросто. Молодые артисты Семена Лосева (перечислить всех невозможно, но невозможно и выделить кого-то) играют эмоционально, вдохновенно, ярко. Все они замечательно поют и выразительно двигаются. Смотреть этот спектакль печально, больно и светло...

Народный театр из города Ниша (Сербия) привез на фестиваль спектакль «Влияние гамма-лучей на бледно-желтые ноготки» П.Зиндела (постановка Евицы Павич). Когда-то широко известная в отечественном театре пьеса вернулась к нам несколько десятилетий спустя, обнажив свою «временность» и «вечность». Решенный в традициях психологического и даже временами натуралистического театра, спектакль привлек, в первую очередь, интереснейшей работой актрисы Весны Есипович (Беатриса), сыгравшей мать двух дочерей, женщины неуравновешенной и предельно эмоциональной.

Таганрогский театр им. А.П. Чехова обратился к одному из сложнейших философских произведений русской литературы XX столетия — «Павлу Первому» Дмитрия Мережковского. Режиссер Георгий Кавтарадзе создал сценическую композицию «Царство зверя...» и музыкальное оформление. С версией, предложенной режиссером, можно спорить, но почему-то не хочется — тот Павел, который предстает в спектакле в великолепном исполнении Сергея Герта, предельно одинок, грустен, лишен привычной истеричности и экзальтированности и тем привлекает какое-то особенно напряженное внимание. Он давно уже ждет насильственной смерти, зная, что она неизбежна, ее ничем нельзя отвратить. Он знает истинную цену Палену (очень выразителен в этой роли П.Бондаренко) и внимательно всматривается в него - одинаково спокойного в предательстве и «верности». И цену своим сыновьям он тоже знает... В финале звучит горестный мартиролог — перечень ухода из жизни российских императоров, и сердце сжимается от пронзительно горькой истории нашей многострадальной страны...

Что еще можно рассказать об этом фестивале? Трудно передать атмосферу ежевечерних Актерских клубов, где царили радость общения и веселье. Трудно рассказать о напряженных ежедневных обсуждениях спектаклей группой критиков, на которых звучали и восторги, и упреки, и детальный анализ просмотренных спектаклей. Но главное, что фестиваль состоялся — он был интересным, разнообразным, живым. И в этом ощущался пульс сегодняшней театральной жизни, который, наверное, и стал нашим подношением великому русском артисту, чьим именем назван Белгородский фестиваль.


Наталья СТАРОСЕЛЬСКАЯ,
журнал "Планета Красота", ноябрь 2011 год.

осень30.11.-1, 389 просмотров.

  • белпресса
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Госуслуги
  • Управление культуры
  • 2do2go.ru
  • Институт
  • likengo
  • Продажа билетов