Пресса фестиваля

Живой? (2013 г.)

Живой?
«Забыть Герострата!» (Белгород)
 
Прежде всего Белгородский театральный фестиваль удивляет неизбывной к нему зрительской любовью. Хорошей осенью, тёплой погодой, разноцветными цветочными клумбами по всему городу. Толпами горожан, желающих попасть на спектакли. Переполненными залами. Морем цветов для артистов. И не перестаёшь восхищаться: здесь всегда, вот уже на девятом фестивале, посвящённом великому земляку актёру Щепкину обязательно и благодарно в едином порыве счастливого восторга встают зрители по окончании любого спектакля и долго аплодируют. И нет среди них хмурых недовольных лиц. Почти тысяча людей в зале – и все счастливые лица!

Любят независимо от качества спектакля. Но любовь тем и отличается от других чувств: любят, потому что любят, не за что-либо, а бескорыстно и всегда. В Белгороде уникальный, хоть и не просто доставшийся, а годами воспитанный, выращенный театральный феномен. Здесь на самом деле и сельскохозяйственная продукция, и театральная одинаково на высоте.

 

Тон задают хозяева

На сей раз они играли две свои премьеры – «На дне» Максима Горького в режиссуре и художественном оформлении Валерия Беляковича и «Забыть Герострата!» Григория Горина в постановке Юрия Иоффе. Обе пьесы умные, сложные – и по масштабу проблем, в них заложенных, и по жанровому, стилистическому языку.

Ну кто не знает со школьных лет горьковскую пьесу?! А тут городские школьники идут смотреть словно на другого неведомого им автора, потому что режиссёрская трактовка известной пьесы самостоятельна и неожиданна.

Белякович, нравится не нравится, но высвобождает свой спектакль от бытовых подробностей ночлежки, от жанровых особенностей. Нары для героев находятся, скорее, в преисподней, нежели в доме Костылёва. Трагические исповеди героев впрямую обращены в зрительный зал, даже не друг другу. Все герои в белом.

На сцене гораздо больше действующих лиц, чем в пьесе, все люди под божьей волей и перед выбором: куда они отправятся, в рай ли? Вряд ли, но и перед адом у каждого есть свои оправдания. Клубятся в полутьме на нарах человеческие тела, живут, мучаются, страдают – зачем живут? – люди.

Режиссёр использует тоже заложенную у Горького символическую природу пьесы: Барон, Актёр, Сатин, Странник, Васька Пепел – замечательные актёры труппы Виталий Бгавин, Игорь Ткачёв, Виталий Стариков, Иван Кириллов, Дмитрий Гарнов, не просто индивидуальности, а социальные, психологические типы, обобщение человеческих судеб и характеров. Спектакль имеет большой успех у молодёжи, что очень важно, и всё-таки побережнее бы обойтись с текстом, особенно к финалу, в монологе Сатина, поменьше пафоса, крика и... балета... И нужна ли здесь «Песня о Буревестнике»? Уж очень сложна и ответственна пьеса!

В «Забыть Герострата!» царит стихия юмора и смеха. Спектакль прекрасен умной пьесой, изящной и лёгкой режиссурой Юрия Иоффе, превосходными «коллекционными» артистами, здесь наряду с Бгавиным, Ткачёвым, Гарновым ещё блистают Андрей Зотов, Эвелина Ткачёва, Ирина Драпкина, Игорь Нарожный.

«Надоело продаваться», – жалуется в спектакле один из актёров. Но в том и заключается юмор спектакля, что все герои упоены своими слабостями и пороками, нет границ человеческой алчности, тщеславию, легковерию... И главный мерзавец, спаливший храм Артемиды ради славы, очарователен. Это и смешно, и грустно. Белгородские спектакли в очередной раз задают высокую планку фестивалю.

Великие?

Фестиваль открывал спектакль Малого театра, тридцать лет назад поставленный великим Игорем Ильинским, «Вишнёвый сад». Титул «великий» много раз звучал в эти дни и применительно к театру, хотя, конечно же, прежде всего своей историей, и к самому спектаклю. Звёздные, легендарные участники Юрий Каюров, Валерий Бабятинский, Людмила Щербинина, красавица Светлана Аманова в главной роли, много новых имён среди исполнителей. А спектаклю-то – 30! И в нём ни одного, кроме Бабятинского, но тогда он был не в роли Гаева, а Петей Трофимовым, кто репетировал бы с режиссёром-постановщиком.

Среди наиболее благополучных – персонажи периферийные, менее завязанные в основном сюжете: Фирс, ещё и скрашенный замечательной индивидуальностью Каюрова, Симеонов-Пищик, артист Еремеев, а в остальном, в главном спектакль распадается на отдельные эпизоды, монологи, появления, сюжет, и тот не строится, не проживается, продажа вишнёвого сада перестала быть связующей мыслью, сквозной темой. Вспоминаются слова Игоря Ильинского, сказанные по другому поводу, на заседании художественного совета по приёму спектакля «Горе от ума» ещё в 1976 году, они остались в моих записях: «Нет сквозной линии. Словоговорение – не сквозная линия». Помню действительно великую нетерпимость Ильинского к малейшей неточности, небрежности, фальши в профессии. Его максимализм, породивший легенду о сложном неуживчивом характере. Ну не мог бы он допустить такой спектакль! Зачем же его сохранять, консервировать в качестве актёрской самодеятельности, убив в нём все витамины жизни и давая доводы новым разрушителям для борьбы со старым. И без режиссуры – как профессии – завоевания театра не сохранить.

Русский психологический реалистический театр – это прежде всего великая школа, которой нужно владеть и не превращать её в набор мёртвых штампов. Знать её и уметь работать в её правилах. Увы! Этим сейчас владеют немногие. Включая Малый театр, от которого ждёшь, но не всегда получаешь достойный пример. Но ведь и молодые воплотители классики, ощущающие себя новаторами, немного преуспели. Они часто быстрее старого театра порождают штампы, повторяя друг друга в поверхностных приёмах, в одних и тех же моделях, лекалах. Вам кажется жизнь предков красивой? – Нате вам грязную некрасивую правду, в исподнем белье, серых досках... Это из эстетики спектакля режиссёра Дмитрия Петруня, поставившего в Пензе спектакль «Господа Головлёвы». Кажется, сознательно не хотят разбираться в психологических сложностях жизни и причинах гибели семьи: характеристики персонажей масочные, одинаковые на весь спектакль. Смотреть его грустно. Хорошие актёры – Галина Репная, Сергей Казаков, но режиссёр не даёт им создавать характеры, меняться, быть сложными, они лишь должны транслировать и нагнетать режиссёрские оценки. Чтобы никто не подумал, что у Иудушки были свои мотивы поведения, своё человеческое. И тоже небрежение сюжетом, событийным рядом: текст и... иллюстрированные картинки к нему.

Психологический театр строг и велик в своих правилах проникновения на глубину пьесы. Без этого не обойтись.

8-2-49.jpg
«Жаворонок» (Санкт-Петербург)

Необходимость героя

Случайно или неслучайно, но на сей раз в фестивале участвовал ряд неновых, давних, но выдержавших испытание временем постановок, сохранивших форму, смыслы. Вообще-то, как правило, спектакли долго не живут. А если они сохраняются, значит, это неслучайно. Среди них «Жаворонок» – пьеса Ж. Ануя в постановке Семёна Спивака в Питерском молодёжном театре на Фонтанке. Спектаклю предпослан эпиграф из Виктора Гюго: «Есть нечто более сильное, чем все на свете войска: это идея – время которой пришло».

Члены экспертного совета фестиваля, в котором я состою, использовали в своём дипломе театру эту формулировку, но с поправкой «должно прийти». Время должно прийти для идеи о необходимости жертвенного героя.

Подвиги, как и любовь, могут быть беспричинными, даже для себя не сформулированными: душа Жанны – артистки Регины Щукиной – полна любви к Родине и требует поступка ради неё. Хотя за время двенадцатилетней жизни спектакля актриса повзрослела, и ей трудно, умной и опытной, играть детскость и чистоту героини. Ей недостаёт этих качеств. Зато прекрасен король Карл – артист Сергей Барковский, подвижный и быстрый, как на шарнирах, но и пустой, незаполненный ничем, только другие могут вложить в него любую идею. Власть инфантильна и тем опасна. Корысть и личные интересы окружающих – питательная среда для равнодушия и цинизма, от которых не по первой, но и не по последней из причин погибает героиня. Яркий, зрелищный, нескучный, хоть и идёт больше трёх часов, спектакль с великолепным ансамблем. И в защиту репертуарного театра, и в защиту психологического театра, потому что имеет и содержание, и форму, и безупречно грамотен, и обращается не только к зрительскому любопытству и к жажде «остренького», а к уму и сердцу человеческому.

Ещё был один спектакль, неподдельно взволновавший зрителей, тоже не новый. Сейчас он играется в память его автора, известного актёра Алексея Локтева. Жизнь спектакля продолжают бессменная участница Александра Равенских и новый исполнитель Виктор Поляков, играющие Достоевского и его жену Анну. Им помогала режиссёр Надежда Аракчеева. Актёры по личностным, нравственным качествам приближаются к героям, ощущают масштаб их личности, их любви, их счастья и страданий. Доподлинность переживаний, не имитация их, конечно же, одно из правил психологического театра.

Как когда-то мне сказал И.В. Ильинский: нравственность всегда видна в актёре, читается со сцены, актёрскую пустоту и бессодержательность не скрыть.

 

Современные пьесы

И они были, хоть и немного. Тоже давний спектакль, прозвучавший очень современно, «Петля» московского театра «Модернъ» по пьесе и в сопостановке Рустама Ибрагимбекова и руководителя театра Светланы Враговой. Непростая пьеса, непростой спектакль о гражданском долге и чести русского офицера. Правда, сомнительно, но главные слова, что жить надо не по принципам, а по совести, произносит не кто иной, как Распутин (артист Владимир Левашов), точнее, тень его, двойник, тревожащий одного из убийц, русского эмигранта в Париже Субботина (Олег Царёв). Но гораздо важнее, как мучается своим грехом убийства главный герой, как, не принимая жертвы от любящей его Нины (Елена Стародуб), он принимает решение уйти из жизни. Очень русский спектакль, исповедующий кодекс чести офицера. «Неужели мы все проиграли под кандальный молитвенный стон?» – поют в романсе его герои. И ещё здесь же: «Мы Отечество не выбирали, потому что Отечество в нас...» Трепетный, волнующий спектакль! Стильный, красивый. И очень патриотичный. Довод в пользу неумирающих традиций отечественного театра.

На фестивалях в Белгороде всегда широкая панорама отечественной театральной жизни. Был здесь милый скромный спектакль по пьесе Алексея Дударева «Вечер» соседей из Бреста. Своя родная «чернуха» по пьесе Николая Коляды «Баба Шанель», талантливый спектакль в яркой режиссуре Валерия Беляковича в Московском театре на Юго-Западе. Спектакль – праздник, блистательная пародия на наши нравы, в том числе на привычки и штампы в искусстве. Был интересный спектакль Центрального театра Российской армии в постановке Андрея Бадулина по пьесе В. Гуркина «...А я остаюся с тобою...».

Разнообразие – правило фестиваля. А главный вывод: сколько же замечательных актёров в России! И фестиваль Щепкина – их сцена и их праздник.

Анна КУЗНЕЦОВА

БЕЛГОРОД–МОСКВА

 

 

8-4-49.jpg

Во время подготовки фестиваля принимал поздравления с 70-летием директор Белгородского драматического театра имени М.П. Щепкина В. И. Слободчук. 40 лет он руководит коллективом – почётный гражданин Белгорода, заслуженный деятель искусств России, а теперь и кавалер ордена Дружбы. Поздравляем мэтра!

"Литературная газета", 11 декабря 2013 г.

30.11.-1, 743 просмотра.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • УНИВЕРСИАДА_2019
  • Год театра
  • Госуслуги