Пресса

Любовь сметает все преграды

Человеческая душа не может жить без радости. «Как мысли черные к тебе придут, Откупори шампанского бутылку. Иль перечти Женитьбу Фигаро». Совет классика хорош. А после того, как в репертуаре Белгородского государственного академического драматического театра имени М. Щепкина появилась музыкальная комедия «Женитьба гусара» по мотивам старинных русских водевилей, выбор средств «для поднятия тонуса» стал еще шире.

 
Пусть снобы говорят, что водевиль как жанр наивен. Пусть критики утверждают, что время его расцвета безвозвратно ушло. А зритель, тем не менее, устав от ужастиков, триллеров, боевиков и прочей «жвачки», спешит на премьеру в театр – прикоснуться к радости.
 
Комедия с переодеваниями, песенками-куплетами и танцами – таково определение классического водевиля – поднимает проблемы отнюдь не шуточные. И имя шекспировского Гамлета звучит здесь не просто так. Герои водевиля решают для себя: в чем смысл жизни? Что важнее: любовь или деньги?
 
Роль ростовщика Потапа Ивановича Лоскуткова – стержень спектакля. Актер Игорь Кириллов мастерски лепит образ «очень скромного червя скопидомного», для которого «деньги все: и цель, и средство». Философия стяжателя предельно прагматична: «копите капитал», «женитесь только по расчету», «не имей сто друзей, а имей сто рублей».
 
Лоскутков – водевильная вариация вечного (увы!) образа скряги. Как тут не вспомнить его знаменитого предшественника, «собрата» по духу – Гарпагона из мольеровской комедии «Скупой». Перекличка персонажей и ситуаций налицо. Впрочем, это неудивительно: ведь русский водевиль развивался под сильнейшим влиянием французского образца.
 
Надо отдать должное И. Кириллову: он легко устанавливает эмоциональный контакт с залом, временами с элементами интерактивного общения. По замыслу авторов комедии А. Борисова и С. Дружининой Потап Иванович – тип, мягко говоря, малопривлекательный. Но актер не пережимает, не педалирует и так строит роль, что этого заблудшего человека, попавшего в рабство к чистогану, отчасти жаль. К тому же наследственный фактор и воспитание сделали свое дело. Косматый пращур, папаша Лоскуткова (арт. В. Володин), слепил сына по своему образу и подобию.
 
Оригинально, с юмором подана в спектакле кавказская тема. В прочем, всякий раз, когда Белгородский театр касается межнациональных аспектов (вспомним, к примеру, «Хануму»), он делает это достаточно тактично, не давая повода для обид и упреков.
 
Нельзя обойти вниманием работу А. Манохина в спектакле. Его Антон Степанович Флюгеров, незадачливый жених с жестикуляцией студента кулинарного техникума – поистине водевильный персонаж. Пластика актера неподражаема. Не единожды жестоко обруганный Лоскутковым, этот «пасынок судьбы» находит-таки свое счастье в объятиях деловой женщины Дарьи Семеновны Кубыркиной (арт. Ю. Волкова).
 
Но главная интрига не в этом. Милое, грациозное создание, юная Лизанька (арт. О. Казакова) влюблена в гусара Налимова (арт. Я. Виноградов). Сребролюбивый папенька оценивает свое чадо в две тысячи ассигнациями и непременно хочет содрать с жениха эту неподъемную сумму. Лоскутков верен девизу: «Чужая копейка мой рубль бережет». Хитроумные трюки с переодеваниями, псевдоохотниками, ряжеными абреками, картиной «великого Микеля» - и любовь, как поется в водевиле, «сметает все преграды».
 
Динамичный, смешной, поучительный спектакль поставил на щепкинской сцене режиссер В. Бородин. Оформила его художник О. Бородина. А для того чтобы актеры смогли продемонстрировать свои вокально-хореографические возможности, потрудились композитор Г. Гладков, поэт Ю. Михайлов, музыкальный руководитель Р. Родионов, хормейстер-концертмейстер А. Ануфриева и балетмейстер А. Манохин.
 
Элла Саркисьянц,

03.10.2006, 670 просмотров.

  • 75 лет
  • Bus.gov
  • белпресса
  • Год памяти
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры