Пресса

Наталья Старосельская СТРАСТНОЙ БУЛЬВАР, 10 (Т.Уильямс. "Весенняя гроза")

№ 1-101/ 2007-11-27

В последние годы к нам все чаще приходят пьесы из наследия выдающегося американского драматурга Теннеси Уильямса, давно почитаемого и любимого на всем пространстве бывшего СССР. Часто это новые для нас пьесы оставляют ощущение «странных» - «не странен кто ж?», мгновенно обрываешь сам себя классической цитатой, но никуда не деться от чувства какой-то неловкости, возникающей, когда читаешь пьесы или смотришь спектакли, посвященные проблемам однополых чувств. Дело здесь не в ханжестве, а в том, что неизбежно возникает ощущение подглядывания в замочную скважину: в в конце концов, любовь – одно из самых интимных чувств, каждый переживает ее по-своему, и пускать зрителей в собственную спальню… Может, конечно, и возможно, вот только нужно ли? 

Впрочем, эти мысли не имеют ни малейшего отношения к спектаклю «Весенняя гроза», поставленному режиссером Александром Огаревым в Белгородском академическом театре драмы им. М. С. Щепкина (перевод с английского В. Вульфа и А. Чеботаря, художник Татьяна Виданова, музыкальное оформление Александра Огарева и Руслана Родионова, ассистент режиссера по пластике Андрей Манохин). Жанр определен как трагикомедия, хотя, как представляется, Уильямс написал, скорее, драму из собственной жизни, сыгравшую значительную роль в его последующей судьбе. Мне не довелось нигде найти хоть мало-мальски определенных сведений об этой пьесе, поэтому остается лишь гадать и фантазировать, а в случае с «Весенней грозой» это весьма благодатный путь, потому что возникает иллюзия причастности к судьбе драматурга, к истории из его ранней юности. И, сколь ни были бы нелепы эти фантазии, они, несомненно, помогают что-то очень важное понять и в дальнейшем творчестве Уильямса, и в его жизни. 

В «Весенней грозе» причудливо смешаны мелодрама, романтика, всевозможного рода человеческие комплексы – весь тот «сор», из которого вырастает поэзия жизни в маленьком американском городке на Миссисипи Порт – Тайлер далекой весной 1937 года. Художник Татьяна Виданова выстроила на сцене целый мир: легко и быстро берег Миссисипи становится то комнатой, то бальной залой, и все это вместе словно уходит куда-то в космос – на заднике расположен большой экран, принимающий самое непосредственное участие в действии, и когда в финале первого акта на этом экране медленно закружится земной шар и уплывут в него, и растворятся в нем очертания комнаты, - сердце сожмется от ощущения причастности к происходящему, и вспомнятся невольно слова другого американского драматурга из пронзительной пьесы «Наш городок», адрес, написанный на конверте: «Земной шар, Вселенная, Соединенные Штаты Америки…». Это – наш мир, общий мир, в котором ежечасно и ежеминутно происходят радости и беды, горе спешит сменить счастье, а на место самоубийц рождаются новые жители Земли. 

То же происходит и в «Весенней грозе» - обычной человеческой истории о первом чувстве (спектаклю предпослан своеобразный пластический эпиграф – танец героев, которых мы еще не опознаем, которые пока для нас просто юноша и девушка), о самоубийстве той, чья любовь оказалась ненужной, о том, как эта смерть разрушила все остальные жизни… 

Режиссер Александр Огарев выстроил свой спектакль очень просто – в отдельных эпизодах даже почти по - бытовому приземлено, но разве иначе поведаешь о ханжеских устоях маленького городка, где люди только и способны жить пересудами? Замечательно выразительны сплетницы на балу – одетые в одинаковые цвета, хотя и разного фасона платья и шляпки, они танцуют, раскрывают одинаковые красные зонтики, пьют пунш из цветных бокалов, болтают о нравах современной молодежи, но какая же неприкрытая зависть слышится в их интонациях, какая тоска по любви, страстям, изменам!.. 

А вот сама история любви Хевенли (В. Васильева) к Дику (Д. Гарнов), Артура (С. Пименов) к Хевенли, Герты (М. Рогожинская) к Артуру в исполнении молодых и очень одаренных артистов белгородского театра предстает неким романтическим клубком, из которого не видится никакого выхода. Только в трагедию, в самоубийство невзрачной Герты, которая ну никак не может быть соперницей красивой, веселой, свободной Хевенли. И именно этот уход из жизни маленького и незаметного человечка, по сути, и определит будущее всех остальных персонажей. 

Подобно своей тетке Лайле (блистательно играет эту роль Ирина Драпкина!), Хевенли остается в одиночестве, ее удел отныне – «сидеть на парадном крыльце, пока один из них не вернется». Один из двоих – Дик, которому так остро необходима романтика нехоженых троп, или Артур, сумевший привязать к себе Хевенли своей терпеливой, умеющей ждать любовью. И это- тоже трагедия, потому что нельзя любить двоих, но можно от отчаяния кинуться в объятия того, кто ждал и верил. Вряд ли такая любовь станет всепоглощающей, вряд ли она окажется нужной, но все же… Слишком страшно оставаться одинокой в маленьком городке, где все про всех знают, где все всех судят. События развиваются медленно, порой кажется, что они как будто топчутся на одном месте, но к финалу спектакля ощущение назревающей трагедии становится сродни ожиданию грозы – вот прогремит она, наконец, и всем станет легче. Но чувство это обманчиво – легче не становится, ничто не получает разрешения, все продолжается как было. Вот это настроение, как было. Вот это настроение, эту атмосферу Александр Огарев выстраивает удивительно точно – с почти физическим напряжением.

В Белгород судьба занесла меня на сдачу спектакля художественному совету театра. На следующий день труппа уходила в отпуск, премьера ждет зрителей лишь в октябре. И хочется надеяться, что к этому времени все как-то «уложится» - иронический тон, присущий героям, немного сгладится, более выразительно будут играть мужчины (пока на высоте оказались, в основном, женщины), отточится пронзительная мысль режиссера о человеческом уделе и о том, что все мы – обитатели единого космоса, в который и уходят наше горе и счастье, наше одиночество и желание любить и быть любимыми. Это обязательно произойдет, потому что работа над спектаклем «Весенняя гроза» стала общей мукой и радостью; мукой поиска и радостью обретения глубокого и серьезного психологического театра, который не может не волновать артистов и зрителей, который не может не дарить мыслей и чувств, от которых мы начали постепенно отвыкать…

Наталья СТАРОСЕЛЬСКАЯ.

20.09.2007, 790 просмотров.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Госуслуги
  • Управление культуры