Пресса

Легкомысленная Машенька (о ветеране сцены Марии Басковой)

С детства обожаю рассматривать старые фотографии, особенно фотопортреты. Они как будто некое магическое зеркало, которое не просто отражает живые мгновения прошлого, но и даёт возможность окунуться в неповторимую атмосферу каждого десятилетия (каким бы оно ни было - всё наша история!), почувствовать его пульсирующий нерв, дыхание, услышать, всплывающие из небытия мелодии далёких дней.
 
Вот и сейчас с волнением и нескрываемым интересом рассматриваю я рассыпанные по столу снимки, многие из которых уже пожелтели и потрескались от времени, словно покрывшись лёгкой патиной. Сколько удивительных, непохожих друг на друга лиц смотрит на меня! Юная барышня в гимназическом платье и бантом в косе до пояса, красавица - испанка с неизменной розой в кудрях, девушка-строитель в грубом рабочем комбинезоне, стриженый мальчишка - пионер с яркими веснушками по носу, учительница-зануда в очках и нелепой зимней шапке из песцовых хвостов (носили же такие!), сорванец-беспризорник из послереволюционной России, добрейшая сказительница бабушка Арина...
 
Казалось бы, что между ними общего? А между тем, как ни трудно в это поверить, но на всех снимках... один (!) человек, старейшая белгородская актриса Мария Ильинична Баскова-Малкина, которая в данный момент сидит рядом со мной и не просто даёт пояснения к каждой фотографии, а цитирует монологи героев и героинь из спектаклей, в коих она некогда блистала. Однако ещё труднее поверить, что этой миниатюрной женщине в голубой шляпке, кокетливо повязанном шарфике, только-только легко простучавшей каблучками по нашему редакционному коридору, на днях исполнилось... 85 лет! И при этом она продолжает работать, вернее, служить искусству. К сожалению белгородской публики, не на щепкинской сцене (где после смерти незабвенной Евгении Александровны Ярцевой так не хватает настоящей комической "старухи", коими так дорожат все русские театры и прежде всего Малый и МХАТ), но, к счастью для студентов и преподавателей механико-технологического колледжа, где последние 18 лет ведёт она драматический кружок. К нынешнему Дню Победы, например, подготовила не просто театрализованный концерт с отрывками из драматургических произведений, посвящённых военной теме, а поставила полноценный спектакль по известной пьесе Б.Васильева "А зори здесь тихие...". Сказать, что зрители приняли эту работу "на ура!", значит, практически ничего не сказать, ведь когда "актёры" вышли на поклон, многие в зале не скрывали слёз. Так тронула их история, рассказанная со сцены. Возможно, кто-то представил себя на месте героинь (по сути, ровесниц сегодняшних студентов) и задумался, а как бы он повёл себя в сложившихся обстоятельствах?
 
Сама же Мария Ильинична знает о том времени не понаслышке, поскольку и её юность выпала на военное лихолетье. Война же, как ни парадоксально это прозвучит, принесла Машеньке Басковой не только голод, холод, страх, но и подарила великую радость. Радость встречи с миром театра, круто изменив всю её жизнь. Ведь до этого она никогда не мечтала о сцене, да и не могла мечтать, поскольку родилась в глухой деревне Ташлияры за сто вёрст от Казани, где о театре не то что представления не имели, но и слова такого не знали. Абсолютное большинство взрослого населения книги в руках никогда не держали, потому что были неграмотными и жизнь вели по-крестьянски незатейливую и трудную.
 
Как вспоминает сама Мария Ильинична, она и родилась-то на соломе в хлеву, куда мать едва успела добежать с поля, где жала рожь. Какое уж тут искусство! Правда, отец М.И.Басковой считался на деревне человеком особенным. Мало того, что мастером был на все руки, умел читать, писать, так ещё и знал наизусть стихи Пушкина и даже Тютчева. А Машенька, научившись говорить очень рано, запоминала их, словно на магнитофонную ленту записывая, и читала с таким выражением и "в лицах", что все только диву давались, прозвав "чистоговоркой", поскольку слова "артистка" тоже никогда не слышали. Послушать её собиралась чуть не вся деревня, тем более, что девочка ещё и замечательно пела, танцевала.
 
Но после окончания школы она поехала к старшей сестре в Горький с намерением поступить в речной техникум, поскольку если и мечтала о чём, так о том, чтобы водить большие пароходы, которые видела там же в Горьком, когда приезжала на каникулы. Война перечеркнула все планы, и Маша твёрдо решила идти добровольцем на фронт. С этой просьбой и отправилась в горком комсомола, приписав себе для верности лишний год.

Но там её мольбам не вняли, решив, что такой "кнопке" не место в действующей армии и предложили пойти работать в госпиталь. Так она и сделала. Раненые души в ней не чаяли. А ей самой, видя их страдания, всё время хотелось сделать как можно больше хорошего, чтобы хоть ненадолго облегчить физические страдания и переживания солдат. По собственной инициативе она устраивала в палатах концерты, читала газеты, писала под диктовку письма, организовывала сбор книг для библиотеки, помогала киномеханику. А когда тот ушёл на фронт, её назначили на его место. До сих пор, как бесценную реликвию, хранит Мария Ильинична выданное ей удостоверение военного киномеханика и гордится им не меньше, чем многочисленными почётными грамотами и дипломами за лучшие роли.
 
В ноябре-декабре 1941 года шли ожесточённые бои под Москвой. Дрались насмерть, за каждую пядь земли, за каждую высоту, деревню, город. Пять дней и ночей продолжалась, например, битва за Тулу, но фашистам так и не удалось захватить её. А вскоре из Горького туда перевели эвакогоспиталь № 2813, где служила Мария Баскова. Ей поручили показывать фильмы и в других госпиталях, в том числе и полевых, которые размещались вокруг Тулы вдоль линии фронта в больших брезентовых палатках. Для этого ей выделили повозку с лошадью и возчиком. Сколько раз они попадали под обстрелы, но ни разу Мария не позволила себе сорвать сеанс, пусть с опозданием, но обязательно добиралась до назначенного пункта. И если сеансы всё-таки срывались, то не по её вине. Просто во время просмотра фильмов нередко объявляли тревогу и отключали электричество. Тогда раненые просили девушку: "Машенька, а дальше что? Расскажи!". И она рассказывала, с упоением изображая героев фильма - мимикой, жестами, голосом, даже пела и танцевала за них. Бойцы были счастливы и от души аплодировали ей, называя настоящей артисткой. Со временем она и сама начала задумываться о своём призвании, а однажды услышала объявление по радио о наборе учащихся в студию при Тульском драматическом театре. Решила показаться и с лёгкостью прошла все три тура при конкурсе 15 человек на место.

- Я и представить себе не могла, что встречусь когда-нибудь с такими людьми. Например, мастерство актёрам преподавал у нас Н.П.Баженов - ученик Е.Вахтангова, сцендвижение - балерина Кировского театра К.Азарова из Ленинграда. Были и другие педагоги из столичных театров. Как много они нам дали и с каким трепетом мы шли на каждое занятие. Это было настоящим счастьем. К тому же курс наш подобрался на редкость ярким, талантливым. Мы так сдружились, что к концу учёбы и помыслить не могли о том, что придётся разъезжаться по разным театрам. Решили, что надо обязательно поехать всем вместе в какой-нибудь город. Даже письмо на имя Сталина написали, - вспоминает Мария Ильинична, - ответа, правда, не получили. Но мечта наша всё-таки сбылась. Дипломный спектакль мы играли на сцене Тульского областного театра, и однажды в зале оказался заведующий отделом культуры Курской области, который после просмотра заявил нашему руководству: "Забираю всю группу для Белгородского драмтеатра".
 
Надо ли говорить, как ликовали после этого сообщения студенты! Однако тульская администрация наотрез отказалась отпускать молодых артистов из города, мол, нам самим нужны перспективные, талантливые кадры. А Марию Баскову, кроме того, "сватал" Малый театр. И московскую прописку обещали, и жильё. Очень им нужна была артистка такого плана. Но Маша отказалась наотрез. Нет, в Москву она вместе с другой отличницей курса Ираидой Баниной поехала, только не в театр, а в ЦК комсомола. Чего им стоило добиться приёма - тема для отдельного рассказа. Но ведь добились (!) и рассказали о своей мечте. Больше того, получили согласие, что весь курс будет отправлен в Белгород.
 
Приехали и ахнули, поскольку город лежал в руинах. Театр, правда, чудом уцелел (тогда он располагался на улице Ленина, где до недавнего времени функционировал художественный музей), но зрелище являл удручающее, как снаружи, так и внутри. Да и труппа составляла всего восемь человек. Так что "тульский десант" был как нельзя кстати. А открывать сезон решили "Молодой гвардией" А.Фадеева.
 
- С каким энтузиазмом готовили мы этот спектакль! - рассказывает Мария Ильинична. - Репетировали днями и ночами, сами шили занавес, кулисы, костюмы. И ещё вкалывали на восстановительных работах. Знаете, молодогвардейцы в подполье были разбиты по пятёркам. Вот и мы придумали такими актёрскими пятёрками работать на разборе завалов, кладке кирпичей...
 
Премьера "Молодой гвардии" состоялась в декабре 1947 года в отремонтированном здании и прошла блестяще. Многие зрители смотрели потом этот спектакль по несколько раз, как фильм "Чапаев" до войны. И в зале не было ни одного пустого кресла. Впрочем, как и на всех последующих постановках. Тем не менее, в 1950 году театр закрыли, посчитав большой роскошью иметь в одной области (тогда Курской) два театра, и он стал Домом культуры. Молодые артисты снова обратились в Москву с просьбой сохранить молодёжный театральный коллектив и их направили в Карелию. Мария Баскова не поехала с ними по семейным обстоятельствам. Но вернулась на сцену в 1954 году, как только в Белгороде (в связи с образованием новой области) вновь открыли театр. В общей сложности она прослужила на щепкинской сцене 36 лет, сыграв за это время более двухсот (!) ролей. И все эти годы публика её боготворила. Старые театралы помнят, как толпа поклонников ожидала её у служебного входа после окончания спектакля, а потом так же дружно провожала домой. Многие зрители и билеты покупали заранее, интересуясь, когда будет играть Машенька.
 
Именно так - "наша Машенька" - называли свою любимицу белгородцы, даже когда она уже вышла из юного возраста. Впрочем, возраст для талантливой актрисы не имеет значения. Сохранилась фотография, на которой запечатлены мальчик с удочкой и девочка с булкой, - фрагмент из спектакля "Иркутская история". Так вот мальчик в коротких шортиках - это Мария Ильинична, а девочка - её дочка Таня. Если б она сама не сказала мне об этом, подумала бы, что оба героя - чьи-то актёрские дети. И ладно на фотографии можно не разобраться, так ведь и зрители иногда попадали впросак. Как-то выехал театр со спектаклями в Чернянку, и на один из них пришёл кто-то из секретарей райкома. Спектакль ему очень понравился и после окончания он пошёл за кулисы поблагодарить актёров, особо отметив, что "мальчишка-то какой молодец, вот талант так талант, а уж когда взрослым станет, цены ему не будет", не подозревая, что стоящая перед ним миловидная женщина и есть тот самый "мальчишка-озорник".
 
А что творилось на детских спектаклях! - зал просто заходился от восторга. И уж как сопереживал... Из-за этого порой даже курьёзы случались. Скажем, играла она Джона Ячменное зерно - маленького друга Робина Гуда, за которым постоянно гонялся толстый злой шериф, и режиссёр предложил перенести одну из сцен погони в зал. Так что вы думаете, дети посрывались со своих мест и завалили на пол несчастного "шерифа", чуть не побив его. Пришлось Марии Ильиничне спешно спасать его, да так, чтобы не разрушить ткань спектакля. Ещё в более "трагической" ситуации оказался всеобщий любимец взрослой публики, нынешний народный артист России Владимир Васильевич Бондарук. Вот как он сам об этом вспоминает:
 
- Не помню уж, за какую "провинность" распределили меня на роль фашиста в спектакле для школьников. По ходу пьесы он должен был мучить и вести на расстрел юного героя-партизана, которого играла Маша. И зрители так сочувствовали, что, собираясь в театр, брали с собой рогатки и обстреливали меня в зале, чтобы хоть как-то отомстить за смерть пионера. "Пули" так и свистели вокруг моей головы, спасала только железная каска...
 
Но, конечно, Мария Ильинична играла не только мальчишек, но и лирических героинь в сказках, была занята в пьесах Островского, Чехова, Шиллера, Шекспира... Довелось ей поработать и с великими, легендарными русскими артистами. Например, в "Вишнёвом саде" она играла с Аллой Тарасовой, в "Миллионе за улыбку" - с Верой Марецкой, в пьесе "Когда улыбаются звёзды" - с Михаилом Жаровым, во "Власти тьмы" - с Игорем Ильинским... Последний спектакль имел особенный успех. Щепкинцев даже приглашали играть его в Харькове, где, как известно, кто только не потрясал публику.
 
Естественно, возникает вопрос: "А на белгородской сцене-то каким чудом оказались все эти перечисленные знаменитости?". На самом деле никакого чуда. Была в конце 50-х - начале 60-х годов такая практика: приглашать на разовые постановки в провинциальные театры столичных "звёзд". Не режиссёров, а именно актёров. И те ехали, выполняя некую шефскую миссию. Можно спорить о целесообразности таких экспериментов, но для артистов и старых белгородских театралов они остались в памяти как особые, знаковые события. По словам Марии Ильиничны, это были своего рода мастер-классы. Она и сегодня при всём своём огромном театральном опыте и житейской мудрости готова учиться, искренне радуясь успехам коллег, стараясь не пропускать ни одной премьеры в театре или творческого вечера в СТД. А если её саму приглашают выступить где-нибудь в школе, училище, институте или музее - никогда не отказывает. И поверьте, слушать её рассказы - настоящее наслаждение.
 
Недаром, когда ушла из театра на пенсию, её сразу же пригласили работать в парк культуры и отдыха имени Ленина. Кем? "Бабушкой Ариной". Поначалу Мария Ильинична, правда, несколько засомневалась: как это она - профессиональная актриса будет сидеть в теремке, сказки рассказывать и детей на полянке развлекать? Но потом согласилась и не пожалела, что отдала этому "несерьёзному" делу восемь лет своей жизни. А уж как дети к ней прикипели, отбоя не было. Так и говорили: пойдём в гости к бабушке Арине, и даже письма ей писали. Некоторые и сейчас, уже став взрослыми, пишут. Так же, как и бывшие студенты колледжа. Поздравляют с праздниками, спрашивают совета, делясь самым сокровенным.
 
Я всегда удивляюсь, как она умеет дружить с молодыми, совсем не пытаясь под кого-то подстраиваться, заигрывать, казаться лучше, чем есть. Впрочем, куда уж лучше. Про таких как Мария Ильинична говорят золотой человек. И впрямь - золотой. Рядом с ней всегда тепло, надёжно, светло и весело. Как-то я спросила, в чём секрет её молодости и не поверила своим ушам, услышав ответ: "Наверное, я очень легкомысленная". А чуть позже поняла, что она имела в виду: жить надо радостно! Не ныть и не впадать в отчаянье, даже если тебе очень тяжело, не копить на сердце обид, всегда находить для себя любимое дело, видеть в каждом - доброго человека... Антон Павлович Чехов сказал ещё короче: "Неси свой крест и веруй!". Именно так и живёт "легкомысленная Машенька" - Мария Ильинична Баскова-Малкина.
 
Ольга ИСТОМИНА.
Фото из семейного архива М.И.Басковой-Малкиной

Газета "Белгородские известия", 2 августа 2009 г.

02.08.2009, 563 просмотра.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Госуслуги
  • Управление культуры