Пресса

Слухи о русском театре и его реальность (А. Чехов. "Вишнёвый сад")

 Журнал "Страстной бульвар, 10".

Четвертый фестиваль «Старейшие театры России в Калуге» проходил в первую октябрьскую декаду, когда погода еще вполне располагает к медленным прогулкам от гостиницы до театра, а воздух насыщен ароматами листьев и последнего тепла...

Прекрасная пора для фестиваля! Может быть, и поэтому оказался он столь насыщенным и интересным.

По традиции открывал фестиваль Малый театр - спектаклем «Не было ни гроша, да вдруг алтын» А.Н.Островского (режиссер Эдуард Марцевич). Несмотря на то, что спектакль держится в афише уже почти два десятилетия, он был воспринят публикой благосклонно и с интересом - волей-неволей первый спектакль, начало театрального форума, воспринимается всегда как некая планка, которой необходимо соответствовать, но от которой так почетно оторваться ввысь. Тем более что на следующий день свое искусство представлял на суд зрителей старейший русский театр из Ярославля, носящий имя Федора Волкова.

Мне несколько лет не доводилось видеть работы этого прославленного коллектива, а за эти годы самое молодое поколение артистов перешло в разряд «маститых», талантливое среднее стало настоящими мастерами, а вот старшее поколение, к глубокому сожалению, в спектакле занято не оказалось. За прошедшие годы в театре появились новый директор - Борис Мездрич - и новый главный режиссер -Сергей Пускепалис. Оба - личности, театральной России хорошо известные, серьезные и уважаемые. Спектакль, который был привезен в Калугу, - чеховские «Три сестры». Все это вместе вызывало неподдельный интерес...

Когда раскрылся занавес и перед нами возникло безграничное голубое поле, на котором маршировали солдатики, подобные игрушечным, предводительствуемые тамбурмажором с жезлом, увенчанным чайкой, а среди них кружилась в вальсе юная и счастливая девушка, - дух захватило от красоты и какой-то пленительной грусти этой метафоры (художник Алексей Вотяков). Показалось, что никому еще и никогда не приходило в голову настолько поэтизировать детство сестер Прозоровых, прошедшее среди военных - некогда по праву считавшихся элитой общества, лучшими из лучших.

А оказалось... оказалось по ходу развития сюжета известной едва ли не наизусть пьесы, что и вправду мало кому приходило в голову посмотреть сегодня на историю дома Прозоровых как на соленый армейский анекдот отнюдь не лучшего вкуса. В журнале «Театральный круг» (Ярославль) режиссер С.Пускепалис довольно подробно излагает свою точку зрения на пьесу: мать сестер и брата Андрея была гарнизонной шлюхой, не знающей точно, от кого именно родились ее дети, отец был грубым солдафоном, поэтому откуда же взяться у Прозоровых хорошим манерам? Да и вообще сегодняшняя армия не дает нам мотивов для  какой бы то ни было поэтизации. Я, разумеется, очень кратко и несколько примитивно излагаю то, на что Пускепалису понадобилось немало журнальных страниц, но за суть - отвечаю. Вот и получается, что Андрей (Кирилл Искратов) женится на Наташе (Евгения Родина), потому что она оказалась первой в его жизни женщиной, не скованной никакими сексуальными предрассудками, Вершинин (Олег Павлов) может сказать о своем чувстве Маше (Александра Чилин-Гири) лишь одним способом - прижав ее лицом к забору зимним вечером, задрав шубу и юбку и... сами понимаете, что проделав далее. А ошалевшая от подобного объяснения Маша только и может замахнуться на Наташу бутылкой с коньяком после известия, что ряженые не придут.

Наташе вообще пришлось сильно пострадать в этом спектакле - то Маша с бутылкой, то Ольга (Наталья Асанкина), хватающая ее за ухо и за волосы, бьющая головой об стенку и одновременно произносящая слова о том, что Наташа-де была груба с няней, а их так воспитали, что они не могут выносить грубости...

Замечательный артист Валерий Кириллов в роли Кулыгина - не просто «не самый умный» человек, а почти дебил, который вряд ли может учить детей в гимназии; Тузенбаха (Юрий Круглов) словно и совсем нет, видимо, изначально исходя из принципа: «Одним бароном меньше, одним бароном больше...». Зато есть жена Вершинина Клара Наумовна (Ирина Сидорова), произносящая часть его текста и возглавляющая группу то ли непришедших ряженых, то ли каких-то монстров, нападающих на дом. Из всего актерского ансамбля выделяется, пожалуй, лишь Николай Шрайбер в роли Василия Васильевича Соленого, но, скорее всего, не благодаря режиссуре, а вопреки ей. Ведь и его Пускепалис видит не столько страдающим или загадочным, сколько до физического отвращения грубым - придя в дом к Прозоровым, он разувается и сует в печку свои портянки (жаль, режиссер не догадался пустить в зрительный зал при этом соответствующий аромат!).

Самое обидное, что в этом отталкивающем, абсолютно античеховском спектакле ощущается режиссерское мастерство. Только вот нравственное начало отсутствует начисто, а разве его отменили в нынешнем театре? Разве сегодня оно не более необходимо, чем вчера?.. Особенно, когда речь идет о классике, в которой для меня лично давно уже интересны не сюжет и не сближение с современностью, а личность того, кто прикасается к ней, - ее духовное, нравственное наполнение, ее способность мыслить и чувствовать.

То же можно сказать о гоголевской «Женитьбе», представленной на фестивале Саратовской драмой им. И.А.Слонова. Молодой режиссер Антон Коваленко больше всего, как представляется, был озабочен самопроявлением, а не собственно прочтением известнейшей комедии. Отсюда - кордебалет фигур, которые поворачиваются разными сторонами к публике: то они Гоголи в накрахмаленной манишке с бантом, то скоморохи, лихо отплясывающие русские народные танцы с русскими же народными инструментами в руках. Это борьба западников и славянофилов, пластически выраженная режиссером, или что-то еще? Подколесина играет очень хороший артист Игорь Баголей, но в той буффонаде с фейерверками, что царит на сцене, ему остается играть лишь две сцены, одна из которых чисто мимическая, когда Подколесин, сидя на краю некоего подиума, с изумлением и ужасом наблюдает за разгулом женихов и Агафьи Тихоновны с тетушкой и свахой - они пляшут и поют, словно в концерте по заявкам, а он смотрит на них и словно бы примеряет на себя будущую жизнь с этой разудалой девицей. Вторая сцена - это разговор с Агафьей Тихоновной (Татьяна Родионова), в которой оба артиста, как будто освобожденные от всей мишуры, очень естественно и просто беседуют, а гоголевская мысль в этот момент словно зримо витает над подмостками...

К счастью, остальные спектакли фестиваля «Старейшие театры России в Калуге» оказались куда более содержательными и интересными. Хотя и очень разными.

Например, «Коварство и любовь» Шиллера Новгородского драматического театра им. Ф.М.Достоевского. Режиссер Сергей Морозов своей постановкой доказал сомневающимся, что романтический театр не стал достоянием далекого прошлого - он жив сегодня, и он может быть очень востребован сегодня, когда высокие чувства и высокие мысли почти вышли из употребления. Любовь мещанки Луизы (Елизавета Назаркина) и сына президента Фердинанда (Илья Носков)возвышенна, чиста и безысходна, но от этого она не становится менее значительной - особенно для молодых зрителей, которые, успев привыкнуть к сериалам и слезливым мелодрамам, неожиданно сталкиваются с совершенно иным «объемом» чувств. Спектакль поразительно красив (художник Ирина Бируля) и глубок по своему проникновению в природу чувств вообще - не только любви, но и чувства человеческого достоинства (Миллер в замечательном исполнении Ивана Сучкова), и чувства упоения властью (Президент сыгран Анатолием Устиновым выразительно и емко), и чувства распрямившегося под влиянием любви достоинства женщины (Людмила Бояринова в роли леди Мильфорд полна скрытой страсти и стремления жить по-иному, свободно и гордо. Но режиссер справедливо предлагает нам иной финал - сброшенное леди Мильфорд платье двое слуг небрежно кинут в ров, словно тело той, что решилась порвать с двором герцога). Неоправданными показались мне в этом спектакле два момента: отказ от образа дворецкого, который раскрывает перед леди Мильфорд истинную картину жизни в герцогстве, тем самым побуждая ее покинуть дворец, и «усечение» роли Президента - его отсутствие в финале лишает образ очень важной, существенной краски.

«Короля Лира» Владимирского драматического театра мне довелось видеть в четвертый раз и не раз уже писать о спектакле. На калужском показе, хочется отметить, «Король Лир» прошел просто великолепно: несколько избыточный формализм режиссуры компенсировался актерской игрой, которая стала во многом содержательнее и глубже. В первую очередь, необходимо отметить Николая Горохова(Лир), Владимира Кузнецова (Эдмунд), Михаила Асафова (Глостер), Анну Лузгину(Регана),Любовь Гордееву (Гонерилья), а также трио то ли ведьм, то ли Мойр, названных режиссером Линасом Зайкаускасом «какими-то женщинами» (Инга Галдина, Евгения Артемова, Ирина Жохова).

«Обыкновенная история» И.А.Гончарова в постановке Тульского драматического театра(режиссер Александр Попов) покорила точностью и глубиной звучания первого акта. К сожалению, второй несколько разрушил очарование - он показался торопливым и не столь углубленным в содержание: стал чересчур суетливым дядюшка Адуев (Игорь Лучихин), Адуев-младший (Сергей Сергеев)утратил непостижимым образом процесс развития характера, и только точно и пронзительно прозвучали мотивы, связанные с Юлией Тафаевой (Ольга Баурина), Наденькой (Лариса Киеня) и тетушкой Елизаветой Александровной (Мария Попова). Но все равно спектакль остался в памяти и превосходной сценографией (художник Александр Дубровин), и той верностью классическому русскому театру и классической русской культуре, которую порой сегодня приходится искать со свечой по темным углам наших подмостков.

Двойственное впечатление произвел спектакль Тамбовского драматического театра «Последние» М.Горького (режиссер Мавлет Тулпаров). Изысканная сценография Василия Валериуса и - непонятно почему звучащая «Аппассионата». Абсолютная несоотнесенность с сегодняшним днем (хотя эта соотнесенность пьесы вопиет!) и - всепримиряющая молитва, прочитанная всеми персонажами в финале. Причем молитва сочиненная, очень вольная, а вот последние слова взяты из молитвы Оптинских старцев, к которым Горький относился весьма предубежденно. Откровенная масочность Леща (Олег Шмаров) и - сильная, глубокая искренность Любови (Елена Ильина) и Веры(Ольга Сирото). Примитивно и очень неточно сыгранный Александр (Сергей Ильин) и - яркая, страдающая Софья (Валентина Попова). Возникло ощущение лоскутного одеяла, хотя, зная спектакли Тамбовского театра, я от души порадовалась и явно возросшему актерскому мастерству, и - главное! - серьезности репертуара, к которому обратился новый главный режиссер театра. На таком и только таком репертуаре можно и нужно воспитывать труппу, прививая ей и мастерство, и вкус. Только режиссерская концепция требует более четких и внятных акцентов...

Ярким пиршеством театра стал спектакль Костромского драматического театра «Слуга двух господ» Гольдони (режиссер Сергей Кузьмич, художник Елена Сафонова). Выразительная сценография, пластика поистине гуттаперчевых артистов, блистательное исполнение Труффальдино артистом Александром Кирпичевым, множество маленьких режиссерских изобретений (например, когда блюда через весь зрительный зал по проволоке спускаются на сцену) и открытий характеров (Бригеллы - Влад Багров, Клариче - Нина Маврина, Сильвио - Евгений Кулагин), не переходящая грань вкуса игра артистов - все это стало радостью для зрителей и строгих критиков; смех не умолкал, настроение поднималось буквально с каждым эпизодом, и обсуждение спектакля неожиданно превратилось в гимн театру, тому самому театру, который, как казалось, мы потеряли.

Впрочем, не только этот спектакль засвидетельствовал для меня, что не все еще осталось в прошлом - пронзительный, тонкий и печальный, словно звук лопнувшей струны, спектакль Белгородского драматического театра «Вишневый сад» (режиссер Борис Морозов, художник Иосиф Сумбаташвили) лично для меня стал событием фестиваля.

Удивительно красивый (кремовые стены, на которые тенью проецируются ветви вишневого сада да высится посредине «многоуважаемый шкаф», а в финале возникнет горький образ отжитой жизни - разыскивая свои калоши, Петя (Андрей Манохин) вытряхнет из старых мешков ненужную обувь, и эта груда стоптанных и почти новых ботинок, туфелек, сапог заставит почему-то сердце сжаться!), «Вишневый сад» Бориса Морозова соткан из полутонов и четверть-тонов, которые не только не нарушаются артистами, а бережно передаются, транслируются в зрительный зал, обращаясь к душе каждого. В хрестоматийно известной истории режиссер обнаруживает нечто недосказанное - объяснение Вари (Вероника Васильева) с Лопахиным (Дмитрий Гарнов) неожиданно дарит иллюзию, что на этот раз все будет по-другому; Петя Трофимов менее всего является революционером, провозвестником новой жизни - он просто понимает, что все завершается и должно отныне быть по-другому и к этому другому надо стремиться и стараться устремить окружающих; Раневская (Марина Русакова) уже давно простилась со всем, что было в ее допарижской жизни, и просто поставлена обстоятельствами перед необходимостью публично расстаться с вишневым садом, с юностью и мечтами; Лопахин сам не понимает, каким образом он купил вдруг имение, и прекрасно отдает себе отчет в том, что оно не принесет ему счастья - надо поскорее вырубить сад и распродать участки дачникам, чтобы избавиться от памяти, от всего, что давит и гнетет. Яша (Игорь Ткачев) и Шарлотта (Надежда Пахоменко) не обременены гнетущей памятью, они легче других приспособятся к новой жизни. И только, пожалуй, Шарлотта будет порой вспоминать о прошлом... Кончился какой-то очень важный отрезок жизни - разбросанная в беспорядке обувь как знак пройденного несколькими поколениями пути. Ничего уже не вернуть, надо начинать новую жизнь. Какую? - Бог весть... И потому оставшийся в заколоченном доме Фирс (Владимир Бондарук) прочитывается режиссером и великолепным артистом как та самая, олицетворенная, память, от которой уходят, сознательно уходят все без исключения персонажи этого грустного, вызывающего горькие мысли спектакля.

Завершался фестиваль спектаклем хозяев, Калужского драматического театра, «Плоды просвещения» Л.Н.Толстого в постановке главного режиссера Александра Плетнева. Об этом спектакле журнал «Страстной бульвар, 10» уже писал в своем апрельском номере, писала о нем и я, но не могу не отметить неожиданность прочтения пьесы нашего великого классика. Лев Николаевич Толстой писал ее некогда почти в шутку, для домашнего представления в Ясной Поляне, и Александр Плетнев нашел все основания прочитать ее легко, изобретательно, с превосходным юмором и вкусом. Главными персонажами стали для него в этой истории отнюдь не доморощенные спириты, основными среди которых становятся профессор Круглосветов (Сергей Лунин) и Гросман (Сергей Путинцев), хотя их сеанс развернут в ярчайшую картину псевдонаучного абсурда, а народ - изобретательная Таня (Дарья Кузнецова), буфетчик Яков (Игорь Кумицкий), камердинер (Валерий Смородин), старый повар(Григорий Бирюлин), кухарка Лукерья (блистательная работа Ирины Шуркиной), Григорий(Захар Машненков) и, конечно, изумительное трио мужиков (Михаил Пахоменко, Михаил Кузнецов, Вячеслав Голоднов).

Перед нами - театр абсурда в его лучших, если можно выразиться так, «чистейших» проявлениях, когда нелепость ситуаций не прогнозируется, а возникает естественно и ненатужно: как поочередное появление мужиков с зажженной свечой во время сеанса, как выходки пьяного старого повара, как барокамеры спиритического сеанса и многое еще другое.

А вы еще спрашиваете, нужна ли нам сегодня классика?..

Фестиваль завершился на очень яркой ноте, оставив у всех настроение хорошее и радостное. Так и должно быть, хотя и случается далеко не всегда. Но опытная команда организаторов во главе с энергичным и изобретательным директором Калужского театра Александром Кривовичевым сумела сделать все, чтобы для каждого театра, для членов двух жюри («взрослого» и молодежного, издававшего к тому же фестивальную газету), для многочисленных гостей фестиваля эти десять дней превратились в настоящий праздник. И чтобы мы серьезно задумались над тем, о чем слишком часто говорят сегодня молодые критики и порой зрители: нужен ли нам русский репертуарный театр? Старейшие театры России (почти всем им уже перевалило за два столетия!) живут сегодня по-разному, но живут полноценной, насыщенной жизнью. Так что слухи об их смерти сильно преувеличены...

Старосельская Наталья.

08.10.2010, 990 просмотров.

  • 75 лет
  • Bus.gov
  • белпресса
  • Год памяти
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры