Пресса

Дорогу осилит идущий… (театральные хроники Анны Кузнецовой)

ТЕАТРАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ

«Вишнёвый сад». Сцена из спектакля

Когда меня спрашивают в самых разных городах, «от Москвы до самых до окраин», а есть ли где-нибудь сейчас хороший театр, мне всегда бывает трудно ответить. Потому что само понятие «хороший театр» требует объяснений. Уровень художественного творчества на граммы-киловатты не измеришь. И всё-таки есть для меня один театр в скромном чернозёмном российском Белгороде, который, по-моему, объективно можно считать хорошим театром. Успешным. В пустом зрительном зале шедевров не бывает. А здесь всегда аншлаги. Нынче во всех театрах есть классические спектакли, но у многих больше на афише, чем в регулярном прокате. Ну на фестиваль свозили, грамоту получили… А в своём городе на классику ходят плохо. И мы часто стесняемся в этом признаться. В Белгороде классические спектакли – самые любимые. «Горе от ума» идёт уже 6 лет и прошёл при переполненных зрительных залах 58 раз, «Лес» за 5 лет с неизменным успехом игрался 47 раз, и на него, как говорят администраторы, до сих пор трудно бывает попасть. О пьесе «Заворожённое семейство» Льва Толстого существует устойчивое мнение, что она была не завершена, несценична, редко ставится, но здесь-то идёт 3 года – 30 аншлагов! Заместитель директора по коммерческой работе Ирина Анатольевна Богусевич, она же директор Щепкинского фестиваля, считает, что их административная команда, сложившаяся много лет назад, приучала постепенно, растила своих нынешних верных поклонников, пережив и полупустые залы, и многие неудачи.

У меня перед глазами долгий путь строительства хорошего театра и коман­ды, которая этим занимается. По крайней мере последние 15–20 лет они держат не снижая заданный ими высокий уровень работы. Чтобы в театр ходили как на праздник, вся Белгородчина и её губернатор Евгений Степанович Савченко лично сделали любимому театру недешёвый ремонт. Отмечу, что с неменьшим вниманием здесь относятся и к другим очагам культуры.

На постановки в Белгород приезжают замечательные мастера: режиссёры Юрий Йоффе, Михаил Мокеев, Александр Огарёв, художники Эдуард Кочергин, Юрий Хариков, Мария Рыбасова, Андрей Климов… Борис Афанасьевич Морозов, художественный руководитель Театра Российской армии, получил в Белгороде щедрую возможность осуществить свои накопившиеся за годы мечты, создать собственную антологию из лучших пьес русской классики, высказаться. За последние годы он поставил с белгородскими артистами «Горе от ума», «Лес», «Заворожённое семейство», «Вишнёвый сад», и все они получились не просто умные, масштабные, красивые, но трепетные, душевные, заветные. Я и не знала, что он может быть таким неожиданно страстным в спектакле о любви в старинной пьесе Грибоедова, а артисты (Софья – В. Васильева, Чацкий – И. Ткачёв, Молчалин – Д. Гарнов, Скалозуб – В. Стариков) составили ему счастливую команду единомышленников.

Он и здесь работает в компании с выдающимся сценографом Иосифом Сумбаташвили. К счастью, в Белгороде не возникает вопроса, как и откуда платить Мастерам, здесь, преодолевая унизительный для искусства закон о торгах, тендерах, который должен выиграть тот, кто повыгоднее, подешевле, как у вечного А. Грибоедова «числом поболее, ценою подешевле», они платят, как надо, и получают результат. Однако в творчестве результат зависит не только от финансовых затрат и даже гигантских затраченных усилий, тем более если речь идёт о такой загадочной пьесе, как «Вишнёвый сад». Те же постановщики, те же исполнители, кому-то оказалось легче – Лопахину – Д. Гарнову, Пете Трофимову – А. Блискунову, – а исполнители главных ролей Раневской и Гаева – опытные, талантливые М. Русакова и В. Стариков, как мне показалось, ещё в пути. Самая главная внутренняя тема уходящего, гибнущего вишнёвого сада в каждом из них пока прорастает с трудом, особенно в первой половине спектакля. Зато вторая часть, когда Петя ищет среди разбросанных по сцене старых туфель свои галоши, когда повсюду лишь следы присутствия исчезнувших поколений, а брат с сестрой тихо разговаривают, сидя на детских стульчиках, посреди пустоты и разрухи, получилась замечательно. Спектакль, что называется, большого стиля, высокой культуры и… очень хорошего театра.

Про белгородского директора-долгожителя – Виктора Ивановича Слободчука, который на этом посту бессменно 35 лет, теперь ходят в театральной среде байки и легенды. К примеру, про то, как он ночью перевозил памятник знаменитому земляку-актёру Михаилу Щепкину с не понравившегося ему места к театру. Слободчук – особенный директор, даже не директор, а руководитель театра, освоивший эту уникальную профессию, принявший на себя полноту ответственности за все творческие и административные проблемы. Сейчас, когда чуть ли не повсеместно «посыпался» и потерпел фиаско «директорский театр», утвердившийся в последние десятилетия, подчинивший себе творческие коллективы, поставивший во главу деятельности кассу, а от мешавших ему художественных лидеров-режиссёров старался избавиться любой ценой, белгородский опыт – исключение из ряда, что лишь подчёркивает общую теперь уже кадровую организационную беду.

А Слободчук, внимательно наблюдающий за ростом труппы, выбрал в ней двух лидеров – Игоря Ткачёва и Виталия Бгавина – и послал их в Москву учиться режиссуре, финансировал учёбу, вырастил для театра, и теперь они, по словам руководителя, взяли на себя «середину». Он правильно скромничает, не перехваливает своих подопечных. Но в последний приезд я видела два их спектакля – «Обыкновенную историю» по роману И. Гончарова и сказку М. Бартенева «Принцесса-невидимка», оба очень хорошие. До того была ещё «Очень простая история» М. Ладо. Значит, и сложнейшую проблему с режиссурой, разросшуюся в масштабах страны, можно решить, если захотеть, если суметь.

Жизнь развивается так, что из книг и компьютера нынешние молодые выбирают последнее, а министр образования додумался предложить исключить из обязательных в школе предметов литературу. В Белгороде же, предупреждая беду, ставят на малой сцене «Театра в фойе» концерт-бал «Маскарад» по драме М. Лермонтова, «Обыкновенную историю» по И. Гончарову и приглашают по одному-два класса, не больше, и длят спектакли не более часа-полутора, считаясь, не ссорясь с привычками молодых. Да, сокращённые варианты! Да, компромисс! Но историей краха юношеских иллюзий юного Сашеньки Адуева (Антон Блискунов) они уже втянули, увлекли своих молодых зрителей в орбиту театра и хорошей литературы. Как знать? Скорее всего, им теперь и в Большой зал на длинные спектакли захочется пойти! И сказки для самых маленьких зрителей охотно и счастливо играют все артисты труппы. Конечно же, при переполненных залах. А уж из детишек, желающих преподнести цветы любимым артистам, выстраивается очередь.

Актёров театра, в том числе молодых, которых В. Слободчук ищет по всей стране, он подбирает «по группе крови», а потом предлагает роли, условия бытования, окружает заботой. Умно и бережно растят и зрителей, и режиссёров, и актёров. Мы считаем, что кончился театр-дом, что угроза нависла над репертуарным театром, но вот он – есть. А мы жутко бесхозяйственны… Ну пока есть такой руководитель, как В.И. Слободчук, остатки театрального сообщества, СТД, успейте создать мастер-класс, директорскую лабораторию на базе Белгородского академического театра, помогите, подучите других! Но считается, что только в Москве сосредоточено всё самое лучшее. Закоснели в этом убеждении, а оно давно превратилось в предрассудок.

Конечно же, не все проблемы сегодняшней жизни можно решить в одном Белгороде. Ну нет сейчас Арбузова, Розова, Володина, Рощина, замолчали драматурги Друцэ и Гельман. Отсутствие серьёзной современной пьесы, осмысливающей нашу жизнь, даже классикой не заменить. И пьеса А. Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», на которую надеялись, эту брешь не закрыла. Тем более что режиссура, доверенная ведущему актёру Виталию Старикову, оказалась очевидно самодеятельной, не справилась со сложностью материала. И сценография Юрия Доломанова совсем не получилась. И центральный герой Шаманов Виталию Бгавину не удался. Так бывает даже в очень хорошем театре. В глубокой многогранной вампиловской пьесе выросла в данном случае только одна история – поруганной девичьей чести героини: кто ж её теперь замуж возьмёт. И спектакль сразу стал старомодным, «подвёл» пьесу. И спасовал перед главной темой – советского человека, который всюду опоздал, очень хотел, но так ничего и не сумел сделать. Зря прожил жизнь. Именно эта тема не утратила сегодня своей актуальности.

Трудно найти нужную пьесу в репертуар для постановки. Трудно выбрать и пригласить для работы необходимых режиссёров. Трудно достигать высокого художественного результата. И всё-таки для меня непременные слагаемые хорошего театра – это высота и достоинство намерений коллектива, профессиональное мастерство всех служб театра, наличие команды, сильная труппа, творческий лидер и обязательное государственное меценатство. Многое беспокоит нынче лидера Белгородского театра Виктора Слободчука. Не спится ему по ночам спокойно. Как не превратить искусство в торжище. Как светскому храму не уступить паритет храмам церковным. Как выстоять в нелёгкой борьбе за само право оставаться Храмом, Трибуной, серьёзным, необходимым людям духовным центром. Дорогу осилит идущий!

Анна КУЗНЕЦОВА.

лес29.06.2011, 552 просмотра.

  • белпресса
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Госуслуги
  • Управление культуры
  • 2do2go.ru
  • Институт
  • likengo
  • Продажа билетов