Пресса

Вечные вопросы бытия

Белгородский государственный академический драматический театр
имени М.С. Щепкина открыл 78-й сезон. 21 и 22 сентября представили премьеру спектакля «Забыть Герострата!»

Григорий Горин. «Забыть Герострата!». Трагикомедия в двух частях. Белгородский государственный академический драматический театр имени М.С. Щепкина. Режиссёр - заслуженный деятель искусств России Юрий Иоффе. Художник-постановщик - Анастасия Глебова.


Эфес, год 356-й до Рождества Христова. Шумит греческий город - догорают стены святилища. Храм Артемиды Эфесской сжёг базарный торговец Герострат. Сжёг, стремясь к славе и бессмертию, - чтобы имя его осталось в веках. Но тот, кому грозила скорая смерть как воздаяние за содеянное, начинает своё восхождение. До тех пор, пока Провидение не ставит всё на свои места…

«Забыть Герострата!» советский и российский драматург Григорий Горин создал в 1972-м. В том же году инсценировку пьесы представили в питерском Театре имени В.Ф. Комиссаржевской. Сегодня с белгородской труппой её поставил Юрий Иоффе - режиссёр Московского академического театра имени Владимира Маяковского. Спектакль, вторя пьесе, получился сложным, неоднозначным. Есть в нём и притчевость, и ирония, и трагизм… И аллюзии на эпоху тоталитарных режимов. В самом деле, сравните: поджог храма Артемиды и поджог Рейхстага в 1933-м, после которого царство зверя и наступило, одного неудачника и второго, их «заповеди» - «Записки Герострата» и «Мою борьбу»… Чем безумие в глазах и экстаз одного фанатика, так мастерски сыгранные Игорем Ткачёвым, не похожи на другого? И точно так же одна масса походит на другую… Обезличенная, беспощадная, сметающая всё на своём пути, та, которая и приводит к власти тирана, - она одна на все времена. Масса в спектакле присутствует незримо: она - в звуке, она оживает анимированной проекцией, бурлит чёрным роем на красном фоне щита. Вторгается резко - и вот мы уже ощущаем неясную тревогу.

Из зрительного зала к нише по центру сцены, где стоит его письменный стол, направляется Человек театра (исп. Дмитрий Гарнов). В джинсах, в футболке - он наш современник. Несколько взволнованный, он и начнёт историю, будет следить за её развитием, и поставит в ней точку. За ним, на сцене, на огромных щитах - проекция вод Леты. Минута - и полыхает огонь. В его пламени - стены древнего храма и лик богини лесов. Всё исчезает. Перед нами - «каменный мешок» тюрьмы. Куб железной клетки. И в ней - Герострат. В грязной серой робе, разорванной на груди и алеющей от крови.

Герострат в исполнении Игоря Ткачёва - фанатик, ослеплённый идефикс, ею питаемый. И если в начале в нём ещё чувствуется некое напряжение, сомнение - ведь есть доля неуверенности, окажется ли он прав, - то по ходу развития спектакля его вера будет только крепнуть. Он упивается своей безнаказанностью. Разговаривает фамильярно, с издёвкой. Комикует, точно паяц. Скажем, в сцене с визитом в тюрьму жрицы Эриты. Демонстрируя раскаяние, он тут же заигрывает с её служанкой. Позже мы увидим её на его «ложе». Да, таким уверенным может быть лишь победитель. Он порывает со своими страхами (перед дерзкой мыслью, перед людьми, перед смертью). Порывает с законом человеческим и законом Божьим. Он покачнул самую основу. А потом в упоении рассказывает о том. Ликует и танцует греческий сиртаки.

«Не так уж плохо знаю людей»... Да, Герострат - отличный психолог. Он прекрасно знает, что «только приговорённые к казни перестают быть алчными». И порабощает сначала Тюремщика. От ненависти к одолжению, снисходительности и… раболепству - Игорь Нарожный создаёт образ Тюремщика, насыщая его разными нюансами смыслов и эмоций. Суровый, даже жестокосердный, как и подобает надсмотрщику, Тюремщик меняется при слове «драхма». Встаёт на путь, где ему суждено стать верноподданным преступника, именно через него Герострат получает связь с миром - возможность влиять на людей.

Затем он порабощает корыстолюбивого ростовщика Крисиппа, который распространит его «заповеди» - «Записки Герострата» разойдутся по всему Эфесу и выйдут за его пределы. Дмитрий Евграфов наделяет Крисиппа «одесским говором», но по временам об этом забывает, и в целом образ распадается. Интерпретация Андрея Терехова более удачна - он являет на первый взгляд добродушного, но, понятно, хитрого и ловкого пройдоху-торговца, который любую клятву преступит и даже дочь продаст выгодно.

Потом Клементину - жену правителя Эфеса. Её роль в разных составах играют заслуженная артистка России Оксана Бгавина и Эвелина Ткачёва. В обеих версиях она предстаёт тщеславной эгоисткой, любопытной, страстной, порывистой, ведомой своими страстями. Бгавина добавляет ей ноты иррациональных героинь древнегреческих трагедий - в её глазах пляшут черти, она порывиста, снедаема своими страстями. Ткачёва решает Клементину как женщину гордую, неприступную, как будто ещё при жизни застывшую скульптуру. И уверенную в том, что пройдут века, а этой скульптурой будут восхищаться потомки.

Потом Тиссаферна - правителя Эфеса, сатрапа персидского царя. Тиссаферн в исполнении заслуженного артиста России Виталия Бгавина непомерно тщеславен. Он роскошен в своём красном хитоне и гиматии, с золотом лаврового венка на голове... Его движения вальяжны. И в то время, пока архонт Клеон заботится о судьбе эфесского народа, Тиссаферн пребывает в пресыщении (волнуясь, постоянно ест виноград, тюремную баланду…) и самолюбовании. И только с помпой произносит заимствованные у мудрецов прошлого мысли, выдавая их за свои (произносит их по-королевски, на авансцене в свете софитов, словно во вспышках фотокамер). Он не способен к самостоятельному решению. Боится собственную жену, жрицу, своих правителей…

Первые продаются за деньги, вторые - за славу. Лестью Герострат заставляет слушать себя повелителя Эфеса и его жену. Нащупывает их слабые, уязвимые места и, найдя, нажимает на рычаг. Парализует и гордую жрицу Эриту, шантажируя её несостоятельностью богини. Жрица Эрита (заслуженная артистка России Ирина Драпкина) - наместница богини на земле. Являет вид другого фанатизма - религиозного. Её горе глубоко, но в нём она проклинает и весь род человеческий. Она невероятно горда и надменна. Временами Эрита переходит на древний язык, сразу образуя дистанцию между собой и остальными героями - и даже в этом проявляется её презрение к людям. Актриса произносит свою речь предельно чётко, её жестикуляция неестественна, ломана - Драпкина заставляет нас физически ощутить свою трагедию.

Герострат как злой дух, который питается грехом людским, пороком и страхом. И стремится к тотальной власти. Вслед за автором Иоффе и Ткачёв обнажают, подчёркивают эту его ипостась. Некое отождествление с Нечистым, что-то от Фауста и Мефистофеля, поддерживает и музыка - органично композитор Виолетта Негруцко использует музыку Игоря Корнелюка к сериалу «Мастер и Маргарита» (причём основной темой становится композиция «Воланд»).

И через двадцать дней те, кто требовал казни Герострата, становятся его апостолами: адептов поджигателя храма насчитываются уже тысячи, один из них поджигает городской театр. И вот они уже повторяют его заповеди. Его портрет пишут художники (Варнатий). Одним из них становится Тиссаферн. Его «Записки» жаждут заполучить другие правители… Его клетка превращается в дом свиданий с вином и яствами… И вопреки здравому смыслу и логике, его имя остаётся в веках, претерпевает культурные интерпретации, разлетается крылатыми фразами и доходит до нас.

Если присмотреться повнимательнее, то окажется, что протагонист, главный герой - Клеон. Все остальные - его антагонисты, люди двойной морали, и первый - Герострат. Роль архонта Клеона великолепно исполняет Андрей Зотов. Он стоек, непреклонен. Следует букве закона. Клеон - отец народа. Олицетворение его достоинства, силы, духа, порядка и справедливости. Живёт исключительно его интересами и для его защиты. Заметьте, не массы, а народа. Думаю, разницу не стоит пояснять. Он сознательно пройдёт путь от архонта - верховного судьи Эфеса - до простого тюремщика. От роскошных хитона и гиматии к суконному рубищу. А между тем это путь духовного взросления - от некой горделивой уверенности в незыблемости закона до ошеломления от событий, сомнения и обретения истины непреложной. В конце перед нами уже воин света.

Да, Герострата покарали. В спектакле Иоффе, в отличие от пьесы, Клеон убивает Герострата, обороняясь. Но суд здесь двойной - сама история руками Человека театра «расстреливает» поджигателя храма. И мир его чёрно-белыми осколками рушится, уходя в небытие. Но имя Герострата в этой истории осталось.

Тысячи лет от огня времени сворачивается рукопись человеческой истории, но пока не догорает… Тема истории и её оценки, тема справедливости и правосудия, любви человеческой… Тема тоталитарных режимов, авторитарной личности и массы. Тема свободы и рабства - рабства от денег, от сладострастия, от жажды власти… Темы спектакля - те конфликты, которые возникли ещё в начале времён, «вечные вопросы», сопровождающие человека до сих пор. И каждый из нас разрешает их самостоятельно, выбирая для себя, во что верить и что считать главным: непреложный закон или наглость человеческую. Только помните, что кто-то незримый, подобно Артемиде (на протяжении всего спектакля огромное лицо богини, изображённое на одном из щитов, будет проглядывать через небольшой зазор), наблюдает за нашими делами и в какой-то момент проявит свою демиургическую волю…

 
Екатерина ШАРОНОВА,
газета "Белгородские известия", 24 сентября 2013 г.

24.09.2013, 600 просмотров.

  • белпресса
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Госуслуги
  • Управление культуры
  • 2do2go.ru
  • Институт
  • likengo
  • Продажа билетов