Пресса

Такого Гамлета мы ещё не знали

Этой премьеры в Белгороде ждали.  Уж слишком  волновало название спектакля на афише, уж слишком громко звучало имя постановщика.  После взбудораживших «Кукол», после  выворачивающего душу «На дне»  слишком много обещал «Гамлет» в постановке Валерия Беляковича. Что ж, ожидания он оправдал вполне.

Как всегда, режиссер заявляет свою яркую манеру с первых минут спектакля, точнее сказать, с первых нот нервной, ритмичной музыки, дающей начало действию. Как всегда, персонажи одеты в одинаковые костюмы, различающиеся лишь деталями.

Сцена, заполненная черными колоннами, монохромные одежды, математически выверенные мизансцены – все вместе напоминает шахматную доску с фигурами.  Вот они, шекспировские персонажи, слились в своем едином механистическом танце, который будто говорит нам, что все они – лишь пешки в неотвратимой трагедийности сюжета.  

В спектаклях Беляковича актеру не удастся скрыться за пафосностью текста, не получится  спрятаться в роскошный костюм. Он весь, как на ладони у зрителя – доказывать, чего стоишь, предстоит  только здесь и сейчас. Наверное, нет другого режиссера, который был бы так требователен к артистам и одновременно так влюблен в них – оттого актерские работы в его творениях так значимы и ярки.

«Гамлет» не стал исключением в первую очередь благодаря самому Гамлету. Неочевидным выглядел выбор на эту роль Дмитрия Беседы. Вроде бы - слишком юн, слишком неопытен, наконец, слишком красив – нездешней, рафинированной красотой. Ему бы Дориана Грея исполнять, а не страдающего и мстительного датского принца. Однако же – сыграл, и убедил. Сыграл страстно, даже одержимо. Откуда только взялась эта резкость в движениях, эта грубоватость в голосе, эта физически осязаемая ненависть ко лжи, что оплела датский двор? Одну из самых трудных ролей в мировой драматургии актер сумел сделать  не дидактически скучной. Его Гамлет получился не героическим, не приторно-благородным – это живой, земной юноша, не могущий мириться со смертью отца и предательством матери,  оттого он максималистски жесток и агрессивен. Тот самый монолог «Быть или не быть…» он произносит очень просто, даря нам возможность вслушаться в  шекспировские строки и, быть может, заплакать, восторгаясь гением автора. Спасибо ему за это.

Офелия в версии Беляковича вторит своему партнеру – это отнюдь не робкая и покорная девица, дочь Полония. Оксана Катанская наделила свою героиню, помимо гордой красоты, и умом, и недюжинным характером, что прозвучало неожиданно современно. Ей удается быть разной внутри одного образа, меняясь с течением спектакля. Особенно впечатляюще, «на высоком градусе», не щадя себя, проводит актриса сцену сумасшествия, одну из самых сложных в спектакле. По сути, это дебют Оксаны на большой сцене БГАДТ, и его нельзя не признать удачным.

Продолжая тему дебютов, стоит отметить интересного А.Колчева (Горацио), эмоционального и подвижного Н.Ильдирякова (Розенкранц). Уже хорошо знакомый зрителю А.Блискунов достаточно убедителен в трудной роли Лаэрта. Необычно для себя сыграл Гильденстерна А.Белояров. 

 А что же до главных злодеев? Вот и он, триумвират интриганов – Гертруда – Эвелина Ткачева, Клавдий – Игорь Ткачев, Полоний – з.а. РФ Виталий Бгавин. Всмотримся в них внимательнее.

Королева все же любит  непокорного, досаждающего ей сына. Чем более он агрессивен, тем более она страдает, что вызывает сочувствие у зрителя – мать Гамлета в белгородском спектакле скорее жертва, нежели убийца. Молодая и привлекательная, эта Гертруда в своих буйных, поработивших ее страстях отнюдь не выглядит нелепой, что случалось с другими исполнительницами этой роли. Выпивая отравленное вино, королева танцует свой последний мрачный танец, и невозможно забыть эту пляску смерти, придуманную режиссером для актрисы.

Одной из самых сильных актерских работ спектакля стал Клавдий. Всего одна деталь – небольшая шапочка,  надвинутая на глаза, совершенно изменила внешность И.Ткачева, неожиданно добавив цинизма его герою. Он, несомненно, достойный соперник Гамлету, самый опасный из его врагов, да, пожалуй, он и есть единственный враг принца – в счет ли остальные? Кажущийся совестливым, будто бы сомневающийся – но ни секунды не раздумывающий, лишать ли жизни того, кто стоит у него на пути. Этот Клавдий убьет и раз, и второй, и третий – но непостижимым образом сохранит улыбку на лице и вкрадчивость манер.

Если и раздастся смех в зале во время мрачных перипетий действия, то, без сомнения, случится это во время сцен Полония. Хитрого царедворца Виталий Бгавин наделил своим фирменным обаянием, и поистине большое удовольствие испытает зритель от его непринужденной игры.

Кроме того, блестяще оживляют спектакль врывающиеся на сцену  бродячие актеры – И.Васильев, Д.Евграфов, А.Ермак, А.Зотов, И.Кириллов, М.Новичихин, А.Терехов. И знаменитый монолог о Гекубе, и сцену с пресловутым «Убийством Гонзаго» они проводят ярко и энергично, поднимая напряжение действия до максимума.

Явление тени отца Гамлета (з.а.РФ Иван Кириллов) решено сверхэффектно. Да, это датский король, но напоминающий скорее не шекспировского духа, а героя сказок Андерсена – так великолепен его силуэт в короне и роскошной мантии, что невозможно оторвать зачарованный взгляд от этой величественной фигуры. Не раз появится она на сцене, мистическим образом соединяя миры живых и мертвых. Довольно непросто сыграть подобный персонаж, но Кириллову, чья актерская манера несколько возвышенна,  вполне удается привносить в образ некую сакральность. 

В этом спектакле нет лишних персонажей, напротив, именно массовые сцены и танцы делают его таким пронзительным и мощным, поэтому нельзя не восхититься актрисами в маленьких ролях придворных дам -  это А.Беседа, Ю.Гарнова, О.Казакова, А.Лего.  В финале спектакля запоминается появление Фортинбраса (А.Ермак) – колонны превратились то ли в ружья, то ли в пушки, тревожный музыкальный шум, и вот на сцене рослая фигура норвежского принца. Его уверенный голос возвестит о  конце истории Гамлета и провозгласит начало своего господства на датской земле.

Спектакли Валерия Беляковича необыкновенно целостны по замыслу, недаром в своих творениях он выступает и художником, и хореографом. «Гамлет», конечно, наделен всеми приметами его авторского театра. Однако же, есть в нем четкие отличия от белгородских предшественников – постановок «Куклы» и «На дне». Этот спектакль, на мой взгляд,  - вещь  куда более романтическая и философская, чем предыдущие, и, впервые – с отчетливым главным героем.

Наталья Ненько,
газета "Белгородская правда", 18 мая 2014 г.

23.05.2014, 466 просмотров.

  • белпресса
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Госуслуги
  • Управление культуры
  • 2do2go.ru
  • Институт
  • likengo
  • Продажа билетов