Пресса

Сербская драма с русской душой

В воскресенье, 15 ноября 2015 года, в Белгородском академическом состоится вторая премьера юбилейного 80-го театрального сезона. Зрители увидят спектакль «Сыновья моих братьев» по пьесе Синиши Ковачевича «Сербская драма».

Поставила пьесу известного сербского драматурга москвичка Елена Оленина, знакомая белгородским зрителям по своей предыдущей работе в БГАДТ: спектаклю «Сорок первый», ярко прозвучавшему в предыдущем щепкинском сезоне.

15 ноября 2015 года в БГАДТ им. Щепкина состоится вторая премьера юбилейного 80-го театрального сезона. Зрители увидят спектакль «Сыновья моих братьев» по пьесе Синиши Ковачевича «Сербская драма».

Та постановка запомнилась неожиданно жёсткой, мощной режиссурой, не свойственной на первый взгляд женщинам, а ещё, пожалуй, актёрскими работами, поднимающимся порой до высокой трагедийности. Можно смело сказать, что «Сербская драма» в версии Олениной продолжает тему человечности в нечеловеческих условиях войны.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Настоящим соавтором режиссёра в спектакле «Сыновья моих братьев» выступила художник-постановщик Марина Шепорнёва. Удивительно, с каким творческим своеобразием подошла она к сценографическому решению, подчинив и декорации спектакля, и костюмы артистов единому художественному замыслу.

Оформление сцены и аскетично, и романтично: на погружённых в тусклый свет декорациях видятся как будто следы от пуль, хаотичные пятна и полосы.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Звучит сербская музыка, которую ни с какой другой не спутаешь, бравурная, но с нотками печали, что рвёт душу, ассоциативно отсылающая нас к раннему Кустурице, и в то же время погружающая в удивительный мир этого спектакля (музыкальное оформление — Руслан Родионов). Он начнётся ещё в зрительном зале, когда его главный герой, седой Обрад Сречкович неожиданно войдёт туда и будет спрашивать у сидящих в креслах людей, не видели ли они его сына Милана.

Игорь Кириллов в роли Обрада Стречковича (мистерия «Сыновья моих братьев») Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

И перед нами развернётся сюжет — иррациональный и фантасмагоричный, который рассказан тем не менее совсем простым, даже бытовым языком. Герой, конечно, найдёт сына, но тут же узнает, что и его Милан, и другие Миланы Сречковичи, которые на поверку оказываются братом и дядей Обрада, и даже он сам — все мертвы, приняв гибель во имя Родины.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Интересно, что в спектакле на военную тему войны совсем мало. Она фоном сквозит через повествование, не принуждая зрителя задумываться, какие именно войны так жестоко разрушили семью мирных сербов Сречковичей. А на первом плане — судьбы героев, таких молодых и таких жадных до жизни. Им бы не падать ниц от шальной пули, а просто пить, есть, петь красивые народные песни, целовать женщин, рожать детей — жить, жить, жить…

Дмитрий Беседа в роли Милана Стречковича в спектакле Елены Олениной по пьесе «Сербская драма»

Елена Оленина рассказывает нам о смерти без печали и уныния. Напротив, в спектакле есть много моментов, позволяющих зрителю улыбнуться и даже посмеяться. Всё же удивительно близка нам балканская ментальность, жизнерадостная и где-то философская. Разве что кажутся нам сербы более весёлыми, более беззаботными. Вообще, Сербией спектакль пронизан: от уже упомянутой музыки до костюмов артистов, в которых отчётливо видна национальная самобытность.

Игорь Кириллов в спектакле «Сыновья моих братьев» на сцене БГАДТ им. Щепкина

Этот спектакль, обладающий несомненной уникальностью, тем не менее, богат на ассоциации — вот и Обрад в исполнении заслуженного артиста России Ивана Кириллова мгновенно и точно вызывает в памяти образ героя легендарного фильма Резо Чхеидзе «Отец солдата». И даже внешность седобородого, необыкновенно красивого артиста кажется слепком с фотографий Серго Закариадзе.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Но это только первое впечатление, поскольку Кириллов в «Сыновьях моих братьев» играет хоть и «отца солдата», но куда более эмоционально, чем его киношный предшественник. Да и вообще — к чему сравнения? И без них ясно, что роль Обрада — главная удача спектакля. Ему просто веришь и сочувствуешь, сразу и безоговорочно, забывая о той грани между артистом и персонажем, что всегда едва заметно присутствует даже в очень хороших актёрских работах.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Продолжая тему ассоциаций, которые нисколько не вредят, а, напротив, делают ткань спектакля богаче и многослойнее, нельзя не сказать, что Обрад моментами удивительно напоминает другого героя Кириллова — горьковского Луку. Так истово он уверяет своих ушедших из жизни родственников в том, что их невесты так и не вышли замуж, храня память о первой любви, что моментально вспоминаются те самые сильные сцены утешения в постановке В. Беляковича.

Впрочем, Обраду куда менее свойственна «ложь во спасение»: случайно выдав себя, он, не сдержавшись, выкрикивает своим молодым собеседникам жестокие истины о том, что жизнь продолжается, и покинутым возлюбленным нужны семьи и нужно потомство...

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Достойными партнёрами И. Кириллова выступили в спектакле молодые артисты Дмитрий Беседа, Илья Васильев, Роман Рощин. Тему погубленной юности своих героев они играют точно и глубоко, подкупая энергией, искренностью, да и просто — молодостью.

Они и понимают, и отказываются понимать ту трагическую реальность (или ирреальность?), в которой существуют. И лишь в финале обретают надежду на покой, уходя вслед за Обрадом в иной, неизвестный мир, который, тем не менее, будет к ним куда более добр — по крайней мере, мы абсолютно в это верим.

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Есть и ещё один персонаж в этой пьесе — майор в исполнении Дмитрия Евграфова, артиста, которого мы в последнее время привыкли видеть в комедийных ролях. Тем интереснее смотреть на его игру в «Сыновьях», пытаясь весь спектакль понять, кто же он, этот человек, который не знает ничего другого, кроме вечной войны — возможно, и не человек, и не майор, а нечто инфернальное, что управляет после смерти героями? Для кого-то этот образ так и останется загадкой — что ж, стоит попытаться его разгадать.

Дмитрий Евграфов (Вукашин Катунац) спектакле «Сыновья моих братьев».

Невозможно не упомянуть об ещё одном важнейшем компоненте спектакля, хоть и относится он к чисто техническим составляющим. Это экран, транслирующий видео, которого в спектакле очень много. Фоновая картинка дополняет сюжет, помогая более эмоциональному восприятию спектакля: она изображает то множество солдат, будто бы на привале, то этих же солдат в импровизированном оркестре…

Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев» Сцена из премьерного спектакля БГАДТ им. Щепкина «Сыновья моих братьев»

Особенно впечатляет собирательный образ той самой вечно ждущей возлюбленной (Юлия Гарнова), которая словно сама жизнь, сама любовь, идущая по буйно цветущему полю… Кстати, именно Юлия и ещё одна актриса, Алёна Беседа, записали прекрасные сербские песни, которые звучат в спектакле, пусть даже на русском языке.

Финальное появление на экране всех работников театра, принимавших участие в постановке «Сыновей моих братьев»

И нельзя, конечно, не сказать отдельно о финальном появлении на экране всех работников театра, принимавших участие в постановке «Сыновей моих братьев» — это замечательный комплимент всем тем людям, которых никогда не видит зритель, но без которых спектакль невозможен.

Дата публикации: 14.11.2015


14.11.2015, 697 просмотров.

  • 75 лет
  • Bus.gov
  • белпресса
  • Год памяти
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры