Пресса

Огромная сцена центрального Театра Российской Армии покорилась белгородцам

Своим-то артистам она не всегда подчиняется, а тут Белгородский академический театр имени Щепкина во время IV открытого фестиваля драматических театров Министерства обороны Р.Ф. отважился показать на ней психологическую драму Максима Горького «Зыковы» и в конце концов выиграл битву с широкомасштабным пространством, сумев донести каждое слово до зрителя.

Огромная сцена центрального Театра Российской Армии покорилась белгородцам

Автор фото: Редакция журнала "Страстной бульвар, 10"

Максим Горький со своими мощными характерами, вечными вопросами о смысле бытия и гордом человеке вновь вышел на подмостки. Драматургия Горького не терпит грубого осовременивания, поскольку всегда современна, так как в ней человеческая совесть определяет масштаб личности. Когда же она исчезает, то общество деградирует, о чем стоит нынче говорить.

Горький заявляет: русский человек настолько широк, как сама природа, в которой живет, что порой не ведает на какие подвиги готов, но всегда стремится к правде и хочет поспорить с судьбой, стать выше предлагаемых обстоятельств. Отсюда возникает непреодолимое желание идти напролом, пусть даже ценой жизни, отдавать всего себя оглушительному чувству любви, по сравнению с которым все остальное кажется несущественным, не стоящим потраченных сил.

Все это есть в "Зыковых", написанных Горьким в 1913-ом году за четыре года до октябрьской революции, 100-летие которой мы отмечаем сегодня. В пьесе нет ни народовольцев, ни террористов, подрывающих основы процветающей страны. Все события происходят в семье лесопромышленника, где глава дома не может поладить с сыном, ставшим ему чужим, и решает отбить у него невесту, став, таким образом, счастливым. Надуманное счастье окажется призрачным и обернется трагедией, как для 60-летнего жениха, так и для его сына.

В спектакле Бориса Морозова крики толпы проникают через толстые стены бывшей дворянской усадьбы, усиливая тем самым напряженную атмосферу между членами семьи, пытающимися держаться в рамках этикета. На самом деле, это тлеющий огонь, который вскоре разгорится обжигающим пламенем. Главным детонатором предстоящего "пожара" честолюбий, гордыни, позора станет добренькая невеста, витающая в грезах не существующей любви и невольно стравливающая отца с сыном.

Следуя за автором, вплоть до его ремарок, Борис Морозов отводит себе роль послушного интерпретатора, концентрируя внимание зрителей на портретной галерее персонажей, существующих по своим законам правды, не находя общих точек соприкосновения в поисках истины.

Вполне понятно, что неравный брак, как магнитом притягивает к себе несчастья. В этом противоестественном союзе чувствуется фальшь, пахнет предательством, и Антипа в мощном исполнении Виталия Старикова интуитивно ощущает это, но справиться с собой не может, ведь "сердцу не прикажешь" и "насильно мил не будешь". Как неприкаянный с потухшим взором, в домашнем халате, он бродит по анфиладам огромного дома с греческими колоннами, (художник Анастасия Глебова), из-за угла наблюдая за весельем молодой жены и сына, сердится на умную сестру, успокаивающую его и взявшую на себя все заботы об имении после того, как брат впал в депрессию. Софья в исполнении Вероники Васильевой напоминает секретную шкатулку, ключи от которой лежат на самом донышке ее сердца, а холодная, величественная красота отпугивает, кроме наивной девчонки Степки, блестяще сыгранной Натальей Чувашовой, эдакого неуловимого сорванца – летуна среди потерянных людей.

Ну, а как же бывшая монашка Павла реагирует на грозного и ревнивого мужа? Увиливая от надоевших признаний в любви и омерзительных ласк, она все чаще кокетничает с Михаилом. По крайней мере с ним легко, он не внушает страха, как обходчик Шохин, (тут эпизодическая роль превращается чуть ли не в главную в исполнении Дмитрия Евграфова), убивший человека, защищая хозяйское добро. Перед Валерией Ерошенко стояла сложная задача: за милой беспечностью и проповедью добра показать обратную сторону ее души, не способную по-настоящему любить, тем более жертвовать, хотя в финале признается опостылевшему мужу, что любит Михаила. Но это всего лишь иллюзия, притворство. Здесь, можно сказать, внешняя красота обманчива, поскольку Павла лишена душевной красоты. Что актрисе еще предстоит сыграть в последующих спектаклях.

Параллельно с историей драматического треугольника: главы дома, его молодой жены и непутевого сына дается и другая история, связанная с выгодными предложениями двух претендентов на руку и сердце Софьи Ивановны. Это Густав Хеверн, "с которым, - по выражению богатой вдовы, - хорошо ездить по дорогам – нигде не опоздаешь". Обрусевший, то ли немец, то ли швед смотрит на возможный союз, как на выгодную сделку. Наступая и любуясь собой, он все больше входит в раж, надуваясь, как индюк в цилиндре и белых перчатках, судорожно листая блокнот с законспектированными признаниями в любви. Игорь Ткачев проводит эту сцену в фарсовом ключе, он настолько смешон и нелеп, что даже не достоин презрения. Зато циничный лесничий Муратов – опасный "дуэлянт" в словесном поединке с Софьей. Взамен высоких чувств он предлагает ей прожигать жизнь в заграничных поездках и купаться в наслаждениях и удовольствиях. Только в этом господине, застегнутом на все пуговицы, каким его представляет Дмитрий Гарнов, с трудом можно представить Мефистофеля местного уезда, развратника и искусителя, спаивающего Михаила.

В свою очередь наследник крупной фирмы чувствует себя лишним в коммерческих делах отца и тети. Его не прельщают большие деньги, ему безразлично – женится он на Павле или это сделает его отец. Самый лучший для него выход, - отойти от зла и таким образом совершить благо, поскольку ввязывать в борьбу нет сил, усталость заполнила все клеточки изношенного организма. Тем не менее, жизнь постоянно ставит его в угол и ему надо постоянно оправдываться перед отцом, - мол, у него и в мыслях не было соблазнять заигрывающую с ним Павлу. Но Антипа настолько озверел в своих мучительных подозрениях и страданиях, что готов задушить собственного сына. Эта сцена становится кульминационной в спектакле. После чего Михаилу больше нечего ждать хорошего в чужом доме, настала пора покончить со всеми мытарства и, наконец, стать свободным от самой жизни. Илья Васильев очень тонко и вместе с тем достоверно передает состояние человека, решившегося на суицид, а когда попытка самоубийства не совсем удалась, - возвращение к жизни через покаяние. В свою очередь выстрел сына из пистолета заставляет Антипу очнуться. Он прозревает, видя каких дел натворил, и вырывает из сердца Павлу, выгоняя ее вместе матерью из дома, хотя это дается ему нелегко.

Наверное, после всех губительных конфликтов и предательств жизнь в этом доме пойдет по другой колее, но она возьмет свое и будет двигаться по бесконечному кругу бытия вместе с горьковскими героями, а среди них, словно ничего не случилось продолжит порхать, словно бабочка, озорная девчушка с красной лентой, у которой все еще впереди, в том числе октябрьская революция.

Любовь Лебедина,
«Деловая трибуна», 28 ноября 2017 г.

30.11.2017, 40 просмотров.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Госуслуги
  • Управление культуры
  • 2do2go.ru
  • Институт
  • likengo