Пресса

"Что я скажу?.." / "Его донжуанский список" в Белгородском драмтеатре

Татьяна Морозова - популярная актриса Центрального академического театра Российской Армии, сыгравшая немало значительных ролей, отмеченных зрителями и критиками. Но не так давно начался ее путь в режиссуру - на Экспериментальной сцене родного театра с успехом прошли премьеры спектаклей «Метод Грёнхольма» и «Венеция в снегу», в которых можно с полным правом отметить уверенные черты складывающегося собственного почерка молодого режиссера: пристальный интерес к раскрытию внутреннего мира человека, сложности отношений мужчины и женщины. И, пожалуй, особенно привлекает в постановках Татьяны Морозовой то, что называется тщательным, детальным разбором характеров персонажей, из чего, в конечном счете, и рождается главное в театре - обоснованная, точно сформулированная цепочка событий, которые и превращают литературное произведение в захватывающее зрителей театральное действо. Вместе с персонажами мы проходим определенный путь, испытывая самые различные чувства и эмоции, от почти бездумного смеха к слезам над чем-то очень своим, глубинным...

Но одно дело - ставить спектакли в родном коллективе, с артистами, с которыми на протяжении лет вместе играешь, регулярно общаешься, а совсем другое - приехать в новый для себя город и всего лишь один летний месяц напряженно работать с незнакомыми артистами, техническими сотрудниками, цехами, превратив всех этих людей в единомышленников и единоверцев.

Татьяне Морозовой это удалось, судя по состоявшемуся предпремьерному показу спектакля «Его донжуанский список» по пьесе Валентина Красногорова на Малой сцене Белгородского государственного академического театра драмы им.М.С.Щепкина. Казалось бы, перед нами - вполне традиционная мелодрама, которая призвана трогать зрителя в любом случае, потому что повествует о достаточно простых человеческих эмоциях и размышлениях, так или иначе присущих каждому, но режиссеру и артистам прославленной труппы удается словно приподнять не слишком затейливое содержание до романтических высот. И это тем очевиднее, потому что Малая сцена театра представляет собой комнату, в которой не предусмотрено подмостков, а артисты находятся на расстоянии вытянутой руки от зрителей.

... Пока зрители заполняют небольшой зал, на фоне кирпичной стены за столиком, заваленным книгами, сидит какой-то человек и читает, а по радио звучит приглушенный голос (голос замечательной актрисы театра Вероники Васильевой), читающий пьесу Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак». И когда погруженный в чтение человек захлопнет книгу, мы увидим ее название - «Сирано де Бержерак». Художник Марина Шепорнёва ( в очень точном контакте с автором музыкального оформления Русланом Родионовым) создала на узком пространстве заброшенное кафе: барная стойка, круглый столик, несколько стульев, цветы, небрежно брошенные рюкзак, удочки и костюм рыбака, дверь, ведущая непонятно куда... На всем этом - черты запустения, какой-то былой жизни. И только по мере развития сюжета нам дано будет осознать, что именно это пространство обозначит стык не столько прежней и нынешней жизни, сколько внешнего и внутреннего существования человека в мире - главную для режиссера и артистов тему спектакля.

Появление двух молодых людей, Наташи (замечательная, можно сказать, изысканная работа Оксаны Катанской. Второй состав - Айгуль Халиуллина) и Олега, сыгранного Ильей Кузьминым (второй состав - Александр Сторожев), что называется, крупными мазками, с точной акцентировкой каждого момента существования, только поначалу кажется немного загадочным: молодые люди выбрали ЗАГС в каком-то Богом забытом загородном уголке, чтобы без особых торжеств расписаться после двух лет вполне сложившейся совместной жизни. Но вскоре выяснится, что у Наташи связаны с этим местом еще детские воспоминания, поэтому она хочет отметить событие именно здесь. Но свидетель не может приехать, необходимо кого-то найти, и молодые люди обращаются к обитающему здесь человеку, приняв его за официанта кафе, с просьбой помочь. Олег при этом ведет себя с незнакомцем, словно с лакеем - называет его, несмотря на солидную разницу в возрасте, на «ты», небрежен, самоуверен, всячески подчеркивает социальное различие между собой, деловым и преуспевающим человеком, не отрывающимся от мобильного телефона и отдающего короткие распоряжения, и этим клоуном. Илья Кузьмин играет убедительно, ярко, от эпизода к эпизоду становясь все более распущенным в своих требованиях откровенности, в неприкрытых издевательствах. Он убежден в том, что за бутылку водки и денежное вознаграждение официант не откажет ни в чем. А официант ведет себя, действительно, словно клоун - суетится, приносит кофе только Наташе, смущенной поведением своего жениха, охотно выпивает с Олегом, паясничает, приплясывает, читает стихи и даже с готовностью включается в предложенную Олегом игру: рассказать с откровенными подробностями о своем донжуанском списке.

Наташа все больше с каждым новым рассказом официанта отдаляется от жениха. Она сознательно приехала в это место раньше срока, назначенного в ЗАГСе, чтобы пообщаться с Олегом по-человечески, вне привычной деловой атмосферы сплошных переговоров и телефонных звонков, но он не просто не расположен к этому - типичное дитя «общества акул, где каждую минуту готовы сломать и сожрать», как он сам об этом говорит, парень живет исключительно внешней жизнью, ценя лишь те удобства и привилегии, которыми это существование располагает. И именно это все больше смущает Наташу, для которой жизнь заключается совсем в другом - в том потаенном внутреннем мире человека, в той духовности, которые только и способны привести к пониманию, к растворению в по-настоящему близком и родном человеке, с которым никогда не может быть скучно. И все более пристально всматривается она в случайного знакомца, узнав в нем авторитетного врача, к которому обращалась несколько месяцев назад перед тем, как сделать аборт.

Этот человек купил разваливающееся кафе, превратив его в летний домик после смерти жены, и Наташа понимает, что все его рассказы о женщинах были воспоминанием лишь об одной - его жене, память о которой неистребима в этом безымянном немолодом уже человеке... Оксана Катанская проживает этот процесс постепенного осознания, ощущения, что ей встретился тот самый, единственный мужчина, настолько остро, что невозможно оторваться от ее глаз, от ее дыхания, от раскрытия истинных ценностей этой несовременной молодой женщины, для которой чувство духовной близости - превыше всего.

И тогда наступает момент необходимого для режиссера откровения, выраженного в добавлении к пьесе Валентина Красногорова монолога Сирано, вдохновенно, сильно прочитанного этим официантом-свидетелем-врачом женщине, не претендующей на то, чтобы вытеснить из его памяти умершую жену, а мечтающей лишь о понимании, разделенности, нежности:

Что я скажу? Двенадцатого мая

Прическу изменили вы.

Мне кажется, сейчас я слышу хруст травы,

Когда еще давно, но как сегодня будто,

Вы девочкой встречали утро.

Что я скажу? Когда я с вами вместе,

Я отыщу десятки слов,

В которых смысл на третьем месте,

На первом - вы и на втором - любовь.

Что я скажу? Зачем вам разбираться?

Скажу, что эта ночь, и звезды, и луна,

Что это для меня всего лишь декорация,

В которой вы играете одна!

Что я скажу? Не все ли вам равно?

Слова, что говорят в подобные мгновенья,

Почти не слушают, не понимают, но

Их ощущают, как прикосновенья.

Я чувствую, мгновенья торопя,

Как ты дрожишь, как дрожь проходит мимо

По ветке старого жасмина...

(перевод Вл. Соловьева)

Это не просто выразительно звучит, а словно переводит пьесу в иной, очень высокий регистр необходимости романтизма, слиянии человеческих душ, глубокого понимания. И переводит настолько сильно, что даже Олег меняется в этот момент, внезапно испытав удар грома. Грома понимания разницы между внешней и внутренней жизнью...

Еще один пронзительный штрих - это введение в ткань пьесы Ростана для зрителей старших поколений становится пронзительным, не забытым за десятилетия отсылом к одному из лучших спектаклей отца Татьяны, режиссера Бориса Морозова, поставленном когда-то в Московском драматическом театре им. К.С. Станиславского. И в этом видится подлинная преемственность поколений - искренняя и чистая...

Они остаются вдвоем на сцене, он ставит диск с песней Владимира Высоцкого с признанием «... все равно я отсюда тебя заберу» - и ни на миг не возникает вопрос: куда именно? Из мира деловых «акул», из мира обязательности удачно выйти замуж и существовать с вечной скукой в душе. Заберет туда, где правят свои законы духовность, романтизм, нерастраченность чувств, каждый день ощущаемых, словно впервые. И под звучание этой песни они сидят за столом, склонившись друг к другу, и говорят, говорят, говорят...

Ну вот и пришло время раскрыть имя главного персонажа этого спектакля. Дмитрий Евграфов играет официанта-свидетеля-врача-романтика с такой невероятной силой, с такими переходами от буффонады к поэзии воспоминания, к драматическим ноткам, к высотам подлинной трагедии в описании своих чувств у гроба умершей жены (они заставляют невольно вспомнить дневниковую запись Ф.М. Достоевского: «Маша лежит на столе. Увижусь ли с Машей?..», буквально ударяя этим сходством!), что на всем протяжении спектакля оторвать от него взгляд невозможно. Мне довелось видеть этого замечательного артиста во многих ролях, но, как показалось, истинный масштаб его дарования, его мастерства предстал передо мной впервые. На полуторачасовом спектакле Дмитрию Евграфову удалось сыграть несколько полярно противоположных характеров - и в каждом он был наполнен до предела искренности, боли, юмора, напряженности, игры и человеческого существования.

Уверена, что спектакль «Его донжуанский список» будут смотреть не просто с интересом, а с подлинной необходимостью осознать, какой же жизнью мы все живем - внешней или внутренней. И что важнее...

Дебют Татьяны Морозовой в Белгороде оказался, на мой взгляд, очень серьезным шагом на пути к большой режиссуре.

Наталья Старосельская,
«Страстной бульвар, 10», № 1-221 2019 г.

Фото Натальи Зотовой

27.09.2019, 47 просмотров.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Год театра
  • Госуслуги
  • Управление культуры