Пресса

«Примадонны»: игра без правил. О чём грустит зритель после премьеры комедии

«Примадонны»: игра без правил. О чём грустит зритель после премьеры комедии
Фото: Элла Габриэлова

Солнечным весенним днём БГАДТ имени М.С. Щепкина пригласил белгородцев на премьеру комедии «Примадонны». Обычно новый спектакль дарит ощущение праздника. Но на этот раз – впервые за последние двадцать с лишним лет – постановка стала, к сожалению, поводом для невесёлых размышлений.

Во время недавней встречи со зрителями режиссёр-постановщик театра Игорь Ткачёв в очередной раз озвучил кредо БГАДТ имени М.С. Щепкина:

«Наш театр будет прежде всего приверженцем классического репертуара, того репертуара, который вечен, незыблем и прошёл уже испытание и временем, и потрясениями, и катаклизмами… Мы не будем никогда театром на потребу!»

И вдруг нежданно-негаданно в репертуаре академического театра в одном ряду с Грибоедовым, Пушкиным, Чеховым, Булгаковым оказался американец Кен Людвиг – коммерческий драматург, юрист по образованию. А на щепкинскую сцену отнюдь не «летящей походкой» вышли его «Примадонны», потеснив «Дядю Ваню», «Касатку», «Идеального мужа».

Когда‑то на белгородских подмостках ставились пьесы американских драматургов первой величины: «Любовь под вязами» Юджина О’Нила, «Трамвай «Желание» Теннесси Уильямса, «Наш городок» Торнтона Уайлдера. А сегодня… Воистину неисповедимы пути режиссёрские. Из океана мировой драматургии Игорь Ткачёв, постановщик полюбившихся зрителю спектаклей «Очень простая история», «Зимы не будет!», выбрал, мягко говоря, весьма сомнительную комедию. В памяти всплывают строки из «Театрального романа» Михаила Булгакова: «Разве уж и пьес не стало? Какие хорошие пьесы есть. И сколько их! Начнёшь играть – в двадцать лет всех не переиграешь».

Как оказалось, режиссёр объяс-няет свой выбор трогательной заботой о зрителе в условиях пандемии: «Народу нужно как‑то отвлечься».

Одно непонятно: почему для поднятия тонуса публике предлагают от-кровенно слабую пьесу?

За гранью

Комедию «Примадонны» – с избитой фабулой, картонными персона-жами, юмором за гранью приличия – вряд ли можно назвать украшением репертуара. Пьеса построена на заимствованиях – ничего свежего и оригинального. Кен Людвиг, набивший руку на копировании, без тени смущения пошёл по следам создателей комедии «В джазе только девушки», фарса «Тётка Чарлея», известного россиянам по телефильму «Здравствуйте, я ваша тётя!»

Объективности ради следует отметить: многие соотечественники Людвига не в восторге от его «Примадонн». На англоязычных сайтах встречаются довольно критичные высказывания об авторе и его детище.

Искать какую‑то мало-мальски внятную идею в этой непритязательной комедии положений не стоит. Два незадачливых английских актёра, Лео (Игорь Ткачёв) и Джек (Андрей Манохин), оказавшись на мели в американской глубинке, затевают авантюру. Молодые люди решают выдать себя за племянниц миллионерши Флоренс Снайдер (заслуженная артистка РФ Ирина Драпкина) и прикарманить чужое наследство. В спектакле – в который раз! – эксплуатируется давно набивший оскомину приём переодевания мужчин в женское платье.

«Находки» и «изюминки»

И если бы только это! В комедии нет и намёка на остроумие, элемен-тарный вкус, чувство меры. Шутки «ниже пояса» – от начала и до конца почти трёхчасового представления. Далеко не изящные репризы драматурга режиссёр «обогащает» своими «находками», обыгрывая физио-логические моменты – на потребу самому невзыскательному вкусу. Чего стоит, к примеру, эпизод с секаторами! В финале спектакля женщины воинственно размахивают садовыми ножницами, угрожая мужчинам-обманщикам. О прочих режиссёрских «изюминках» в приличном обществе рассказывать неловко.

Актёрам – и молодым, и заслуженным – приходится растрачивать себя, чтобы оживить посредственную драматургию. Но если пьеса заурядная, никакая игра её не спасёт – и в этом нет открытия Америки.

Не все назначения на роли можно признать удачными. Эвелине Ткачёвой, опытной актрисе, приходится преодолевать возрастной разрыв, перевоплощаясь в молоденькую, наивную героиню Мэг.

К многочисленным штампам драматурга добавляются режиссёрские. Экзальтированная театралка из штата Пенсильвания отхлёбывает горячительное из горлышка – совсем как графиня Розина в том же исполнении в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро». А бутылка, похоже, кочует из одной постановки в другую. Но истинный виртуоз в этом деле – доктор Майерс (Сергей Купчичев). Он пьёт спиртное, как компот, срывая аплодисменты публики. Вдобавок ко всему «убийца в белом халате» курит вживую. Зрителям первых рядов партера ничего не остаётся, как вдыхать табачный дым, проникающий сквозь маски.

Следуя замыслу постановщика, крепыш Буч (Илья Штейнмиллер) зачем‑то картинно рвёт на себе «рубаху», демонстрируя обнажённый торс а-ля Тарзан. Впрочем, и этот приём режиссёр использует не впервые, видимо, поставив цель: приучить‑таки моралистов к зрелищу оголённого мужского тела на сцене.

Комедии бывают разные

Чтобы развеселить публику, драматург, а вслед за ним и режиссёр осмеивают, не без налёта цинизма, всё и вся: Шекспира, старость, религию, глухонемых… И ни эксцентричные костюмы, ни живописная сценография Марины Шепорнёвой, ни элегичный мистер Тромбон (Игорь Слюсаренко), ни песни и пляски не могут скрыть этические изъяны постановки.

Игорь Ткачёв как‑то посетовал:

«У меня такое ощущение складывается, что в последнее время зритель превращается в потребителя».

Но не своими ли руками режиссёр взращивает его? Разве спектакль «Примадонны» рассчитан на думающую публику? «Смеяться, право, не грешно», – заметил классик. Вот только комедии, надо признать, бывают разные – хорошие и плохие.

Театр – это не трибуна?

Незадолго до премьеры из уст режиссёра прозвучало ещё одно «откровение»:

— Театр – это не трибуна, с которой призывают…

Расценивать ли данное заявление как публичное отречение от щепкин-ского завета «Священнодействуй или убирайся вон»? Грустно, если пришло время перечеркнуть хрестоматийное гоголевское: «Театр – это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра».

Московский критик, эксперт Всероссийского фестиваля «Актёры России – Михаилу Щепкину» Анна Кузнецова в статье «Чем удивлять будем?» на страницах журнала «Драмтеатр» не без горечи пишет о современных тенденциях на российских подмостках: «Наши новые театральные «мастера» бросились подбирать объедки с американских и европейских столов шоу-бизнеса… с обнажёнкой, половым актом на сцене… гендерными играми. Стало чуть ли не обязательно женщинам почему‑то играть мужчин и наоборот. Без гомосексуальной темы не обходится ни одного модного 

Наверное, зрителям, которые ничего, кроме SMS, не читают, это подходит».

В одной из сцен в спектакле «Примадонны» Лео обращается к залу:

— Люди! Что с вами?! Вы слово «искусство» слышали?!

Этот вопрос, думается, можно адресовать не только публике.

Элла Габриэлова,
«Белгородская правда», 27 мая 2021 г. 

19.07.2021, 231 просмотр.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Госуслуги
  • Управление культуры