Пресса

"Умение удивлять и удивляться" / Андрей Зотов (Белгород)

10 декабря отметил свой 50-летний юбилей артист Белгородского государственного академического драматического театра им. М.С. Щепкина Андрей Зотов. Дата, фиксирующая тот определенный отрезок пути, когда накопленный человеком творческим за десятилетия личностный и профессиональный багаж все более интенсивно начинает сказываться во всем. И - особенно щедро раздается. Эта черта, как представляется, проявилась у Андрея Зотова значительно раньше: в мастерстве из самой небольшой роли суметь сделать значительную, запоминающуюся. В как будто незаметном на первый взгляд, но точном и умном партнерстве. В последнее время - в педагогической работе на актерском факультете Белгородского института культуры, в студенческом спектакле «Завтра была война» Бориса Васильева, сыгранном на сцене родного театра и высоко оцененном зрителями.

В 1999 году после завершения учебы на театральном факультете Воронежской государственной академии искусств Андрей Зотов был принят в труппу БГАДТ имени М.С. Щепкина, где сыграл за прошедшие два с лишним десятилетия множество ролей. Среди них были, как правило, роли второго плана, однако, режиссеры, приезжавшие в Белгород на постановку, неизменно привлекали артиста к работе, вероятно, чувствуя в нем важнейшее: профессиональное дарование, человеческую серьезность в отношении к своему делу, открытость и готовность к эксперименту даже на «малом поле действия», обаяние, скрытое за кажущейся замкнутостью. А главное - сформулированное им самим качество, вынесенное в заголовок этой попытки портрета: «Умение удивлять и удивляться»...

В своих наездах в Белгород я видела много работ Андрея Зотова, но некоторые из них остались незабываемыми. Таким для меня стал в первую очередь Креон из «Антигоны» Ануя, поставленной Урсулой Макаровой на Малой сцене театра, представляющей собой комнату, где нет подмостков, а персонажи почти слиты с первым рядом зрителей.

... Сколько минуло десятилетий, а невозможно забыть первую встречу с этой пьесой - спектаклем Бориса Львова-Анохина в Московском театре им. К.С. Станиславского с Антигоной - Елизаветой Никищихиной и Креоном - Евгением Леоновым. Это было мощнейшее потрясение, шок - древнегреческий миф представал не просто в современной оболочке, но был напитан, наполнен живой, невымышленной современностью. Казалось, что от споров Креона с Антигоной зависит и наша собственная жизнь, во всяком случае избранный путь - смирение, потому что так заведено, положено; или - бунт, потому что без утверждения своей, собственной, выстраданной истины невозможно никакое дальнейшее бытие. Конечно же, в ту пору нам были глубоко чужды разумные доводы Креона, его страдание, его потери - все наши чувства, все помыслы были с этой хрупкой девочкой Антигоной, бросившей вызов государству с его устоявшейся политикой, этикой, с его законами и обычаями. Конечно же, мы все считали себя Антигонами, готовыми восстать против несправедливости, точнее, неправедности.

Но в спектакле Урсулы Макаровой, благодаря великолепной работе Андрея Зотова, становилась внятна и другая правда: правда Креона, который хочет всеми силами удержать не просто власть, а порядок, государственный порядок, что сложился, укрепился и не должен быть хоть в чем-то изменен. Потому что Креон знает: эти изменения чреваты новой кровью, беспорядками, которые приведут к страданиям и мукам. Свой монолог Андрей Зотов произносит так, что не просто веришь, но понимаешь силу его боли, когда царь теряет единственного сына. Он словно умирает вместе с ним. «Я не могу приговорить ее к жизни», - говорил Креон об Антигоне, и в этих словах слышался совсем иной смысл, чем прежде. Не приговорены ли к этой жизни и мы, сидящие в зрительном зале?..

Когда Антигона диктовала Стражнику письмо к Гемону, пронзали слова: «Я не знаю уже, за что я умираю... Мне страшно... Без маленькой Антигоны вам всем было бы куда спокойнее». Эти слова были обращены к нам, чьей совести было бы тоже куда спокойнее, не будь в этом мире маленькой Антигоны...

А еще до «Антигоны» довелось видеть «Женитьбу» Н.В. Гоголя (режиссер Валентин Варецкий), где Андрей Зотов представал Анучкиным, не таким «мотыльком», как мы привыкли воспринимать этого персонажа, а человеком, убежденным в том, что ему нужна не просто богатая, а непременно «образованная» жена. И за этим его упорством невольно возникали мысли о мечтах Анучкина, в первую очередь, о самооценке, а там, глядишь, и о «высшем обществе»... И приходило сострадание к «маленькому человеку», связанное для всех нас с Акакием Акакиевичем.

И были такие герои, как Акоп Ханума» А. Цагарели), Мальволио Двенадцатая ночь» У. Шекспира), Дон Агустин («Куклы» В. Беляковича), господин Журден («Мещанин во дворянстве» Ж.-Б. Мольера), многие другие, в которых артист с мастерством и очевидным наслаждением щедро смешивал краски, представляя своих персонажей не масочными, а живыми, полнокровными, неизменно напоминающими зрителям себя в различных обстоятельствах. В критике справедливо отмечалась работа Зотова в спектакле Валерия Беляковича «Мирандолина», где он сыграл маркиза Форлипополи: «Комические пары в «Мирандолине» замечательны внутренней драматургией взаимоотношений героев, столкновением их характеров. Соперничество маркиза Форлипополи и герцога Альбафьориты уморительно разыграно артистами Андреем Зотовым и Дмитрием Евграфовым. Все эти патетические тирады маркиза, которые герцог снижает ироничными междометиями, забавные манипуляции обедневшего аристократа с «реликтовым» платочком, аффектированные жесты оборотистого нувориша, показывающего брошь, «вот всю усыпанную брильянтами», конечно же, смешат публику до колик. Но в том-то и штука, что за потешными ужимками и прыжками каждый из них, затянутый судьбой в круговорот непреходящего карнавала, прячет боль одиночества и жажду любви... Маркиз, которого блестяще сыграл Андрей Зотов, вызывает и смех, и сочувствие. «Эта проза жизни! Обеды! Долги! Гостиницы!» - восклицает он, сетуя на бездуховность окружающих, не дающих ему забыть про пустой кошелек».

Валерий Белякович, умевший увидеть в артисте то, чего он, быть может, и не осознает в себе до конца, совсем не случайно дал Андрею Зотову роль Клеща в спектакле «На дне» (позже он стал играть Костылва).

Известный литературовед Б. Бялик, определяя сюжетные узлы пьесы, назвал вторым после отношений Костылёва, Василисы, Пепла и Наташи узел отношений Клеща и Анны. Не потому ли, что Клещ - едва ли не одинокий персонаж пьесы, для которого труд есть единственное условие существования? Немногословный, сосредоточенный на том, что надо во что бы то ни стало подняться «со дна», он скупо, но твердо проявляет заботу о жене, зная: ее смерть не за горами, но жизнь должна продолжаться, чего бы это не стоило. И когда в финале Клещ говорит о Луке: «Поманил их куда-то... а сам - дорогу не сказал...» - в этом нет ни озлобленности, ни осуждения, а лишь уверенность в том, что дорога есть у каждого, не подсказанная кем-то, а избранная самим. И Андрей Зотов сыграл именно это на не слишком щедром внешнем плане образа.

О персонаже спектакля, поставленного Борисом Морозовым по пьесе Юрия Полякова «Одноклассники», Наталья Почернина писала: «Федя Строчков, некогда подававший надежды поэт, так и остался некогда подававшим надежды. Артист Андрей Зотов, словно продолжая тему другого своего героя - Кирилла из спектакля «Портрет», весьма живописно рисует алкогольный распад творческой личности. Его герой и смешон, и жалок, но в нем есть что-то от классического юродивого, способного хозяевам жизни бросить неприглядную правду в лицо. И тут же снова унизить себя, посмеявшись над собственным пафосом». И в этом герое артист проявил черту, присущую ему во многих ролях: внутренний путь человека от смешного и жалкого к драматическому. Что еще более ярко сказалось в спектакле «Кабала святош» Михаила Булгакова (режиссер Юрий Маковский), где Андрей Зотов сыграл Справедливого Сапожника.

Казалось бы, знаковая во многом роль Шута при Короле, известная по множеству сюжетов, но режиссер построил мизансцены таким образом, что Справедливый Сапожник присутствует в большинстве из них, и (не буду и стараться найти другое определение!) испытываешь истинное наслаждение, наблюдая за реакциями Андрея Зотова! По его выражению лица, движениям читаются, словно по книге, сочувствие, сомыслие, радость, глубина проникновения в искренность и фальшь того, кто ведет напряженный диалог. Эту работу по праву можно причислить к крупным.

Как и роль Вукола Чугунова в «Волках и овцах» А.Н. Островского (режиссер Александр Кузин). Изворотливый, услужливый, ни на миг не забывающий о своих интересах, этот управляющий Мурзавецкой готов абсолютно на все: изготовить ложные документы, что-то подчистить в бухгалтерских книгах, что-то дописать. Классический жулик в согбенном виде перед своей благодетельницей... Но мимика артиста, выразительная, ни на миг не навязчивая, раскрывает этого человека куда больше, чем его высказывания: он нигде и никогда не пропадет, всегда сумеет пристроиться к «сильным мира сего» с выгодой...

А еще Андрей Зотов бессменный участник всех театральных празднеств и капустников, настоящий художник-фотограф всех мероприятий Белгородского театра. К юбилею артиста в театре открылась совместная выставка его фоторабот с женой, Натальей Зотовой. Уверена, что для зрителей она стала настоящим подарком, ведь и этой гранью своего дарования Зотов «удивляет и удивляется».

Пусть впереди ждет его много новых, очень разных ролей!..

Наталья Старосельская,
«Страстной бульвар, 10», № 4-244/2021

Фото Натальи Зотовой

30.12.2021, 335 просмотров.

  • Bus.gov
  • белпресса
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры
  • Госуслуги
  • 2do2go.ru