Пресса

Найти главное (А. Островский. "Последняя жертва")

В этом году исполняется 150 лет со дня рождения великого русского драматурга А.Н. Островского. Театры страны отмечают эту дату постановкой его пьес. Не остался в стороне и Белгородский драматический театр им. М.С. Щепкина. На прошлой неделе театр пригласил белгородцев на премьеру спектакля по пьесе А.Н. Островского «Последняя жертва» (режиссёры Л. Моисеев и Н. Черныш, художник А. Баратов).

Пьеса «Последняя жертва» после Великой Октябрьской социалистической революции стала одной из популярнейших пьес Островского. Лишь в Москве с 1922 по 1944 год, например, она была поставлена пятью театрами.

Тема, затрагиваемая в пьесе, перекликается с «Грозой» и «Бесприданницей». Мир, в котором живут герои Островского, по определению Н.А. Добролюбова, «тёмное царство», царство Кабаних и Паратовых. Трудно жить в этом мире не «своему» человеку. В безысходности погибает Лариса («Бесприданница»), Катерина («Гроза») бросается с обрыва, Юлия Павловна Тугина – героиня «Последней жертвы» «бросается» в объятья старого и нелюбимого человека, богатого купца Флора Федулыча Прибыткова.

Хитёр и умён Флор Федулыч. Ради достижения своей цели он не останавливается ни перед чем: ложь, подкуп, интриги – всё идёт в ход. Неважно, что при этом пострадают близкие ему люди, внучка Ирина и племянник Лавр Мироныч. Пусть они вздорные и ничтожные люди, но ведь Флор Федулыч столько говорит о своей доброте и родственных чувствах. А Прибытков не один. Есть ещё Глафира Фирсовна – верная раба Флора Федулыча, вернее – раба его денег, наконец, Дульчин-мот, картёжник, прожигатель жизни. Он давно уже промотал оставленное ему наследство, но выдаёт себя за человека с большим состоянием. Вадима Дульчина искренне и бескорыстно любит Тугина, и он пользуется этим, разоряя её. Дульчин снова проигрался в карты, ему нужны деньги, и он предаёт любовь Тугиной, делая предложение денежной, на его взгляд, невесте. Юлия Павловна узнаёт об этом и…

В пьесе есть сцена: Глафира Фирсовна сообщает Вадиму Дульчину о смерти Тугиной. Но через некоторое время Тугина предстаёт перед Вадимом живой и невредимой. Так что же, Глафира Фирсовна солгала?

Нет! Перед Дульчиным уже не прежняя Юлия Павловна – чистая, способная к большому чувству, а жена Флора Федулыча. Ту, прежнюю Тугину, постигла участь Ларисы и Катерины. На мой взгляд, именно эту важнейшую мысль не смогли донести в своей постановке «Последней жертвы» создатели спектакля.

На титульном листе рукописи пьесы А.Н. Островский кратко обозначил фабулу произведения: «Старик, влюблённый в молодую вдову, старается под видом покровительства и попечительства разлучить её с любимым ею молодым человеком, в чём и успевает…». Всё просто и ясно, но создатели спектакля упускают главное условие Островского – «под видом покровительства и попечительства», и вместо острой бичующей сатиры на нравы затхлого мещанского мирка, где деньги решают всё и калечат людей, на сцене разыгрывается обычная мелодрама.

Флор Федулыч (артист П.Самсонов) без всякого там «под видом» действительно благодетельствует и попечительствует, предстаёт перед зрителями этаким добропорядочным буржуа, который и вправду «излишек денег бедным отдаёт». Прибытков-Самсонов прямо-таки добрый гений Тугиной, её спасительный наставник. И становится буквально не по себе, когда незадолго до финала спектакля особенно «чувствительная» и доверчивая часть зрительного зала, кстати, не малая, встречает аплодисментами сообщение о браке Юлии Павловны и Флора Федулыча. Зрителю предлагают ликовать там, где это, мягко говоря, неприлично, тем более, что Тугина у Островского в этой финальной цене предстаёт как жертва «тёмного царства», сломленная и опустошённая. С.Кубарева, играющая Тугину, верно подошла к роли. Её Юлия Павловна вызывает симпатии. Она искренна, чиста и душевна. С.Кубарева в последней сцене очень точно передаёт опустошённость и сломленность своей героини. Но… Но ведь до этого на сцене не было «тёмного царства» Островского, а были: добропорядочный Флор Федулыч, рассудочный ростовщик Салай Салтаныч (артист Н.Вулих), безобидный Лавр Мироныч (артист В.Катаев), очень простенькая Ирина Лавровна (артистка Л.Монастырская) и только один персонаж, сконцентрировавший в себе почти весь отрицательный потенциал спектакля – Вадим Дульчин (артист А.Баратов). А посему Юлия Павловна предстаёт перед нами только как жертва Дульчина, а не жертва буржуазного общества, «жертва века». Между прочим, в первоначальном варианте пьеса у Островского так и называлась «Жертва века».

Совсем непонятна позиция постановщиков, которые в центральном, третьем действии вообще вымарывают «проходных» персонажей, посетителей клуба. А между тем именно они создают яркую картину быта этой социальной среды. У Островского эти «проходные» персонажи в системе действующих лиц обозначены даже не по именам, а по социально психологическим характеристикам («Иногородний купец средней руки, костюм и манеры провинциальны»); («Разносчик вестей, бойкий господин, имеющий вид чего-то полинявшего»); («Наблюдатель, шершавый господин, лицо умное, оригинал, но с достоинством»). Фигуры эти предельно заострённые, переходящие в тип-маску или тип-символ, а Наблюдателю Островский прямо-таки доверяет выражать свои мысли и оценки событий пьесы. Но этих действующих лиц вообще не существует в спектакле Белгородского театра. В заключение хотелось бы посоветовать создателям спектакля найти его социальное звучание, настроение протеста, неприятие строя той эпохи, чтобы он не выглядел простой мелодрамой.

А. ВАСИЛИЧЕВ
(Анатолий Литвинов).
Газета «Ленинская смена», 15 марта 1973 год.

27.11.2000, 2783 просмотра.

  • 75 лет
  • Bus.gov
  • белпресса
  • Год памяти
  • Гранты
  • клуб31
  • конкурс
  • Нацпроект
  • Памятные даты
  • Профсоюз_работников_культуры